судебные процессы / 18 февраля 2019, 19:0818.02.2019, 19:08
1563338674
/ 4518

Ужасы кабинета №57. Начался процесс над 10 полицейскими, обвиняемыми в убийстве Владимира Цкаева

В Ленинском районном суде Владикавказа стартовали слушания по громкому «делу Цкаева». Первое заседание запомнилось леденящими душу подробностями нечеловеческих пыток, которым подвергли несчастного садисты в погонах.

Процесс проходит в открытом режиме: судья Олег Ачеев ранее отклонил ходатайство стороны защиты о том, чтобы не пускать на заседания журналистов. Таким образом, представителям СМИ стали известны «методики допроса» силовиков, после которых либо повышается раскрываемость, либо на своих ногах уже не уходят. 

В небольшом зале суда довольно тесно – здесь и семья Цкаевых, и родственники подсудимых, и добрый десяток журналистов.

Государственный обвинитель сразу обозначил троицу бывших сотрудников уголовного розыска, которая усерднее остальных выбивала из Владимира Цкаева признание в том, чего он не совершал – стрельбу в сотрудника ОМОНа. По версии следствия, главные мучители – Шота Майсурадзе, Аслан Хохоев и Георгий Цомаев. Их обвиняют в «умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего, и превышении должностных полномочий с применением насилия или с угрозой его применения, с применением оружия или специальных средств, с причинением тяжких последствий».

Эти молодые люди без устали пытали Цкаева на протяжении нескольких часов, изобретая все новые и новые виды издевательств. Даже сухой судебный формат описания этих зверств повергает в шок. Кажется, что такого просто не бывает. Но нет, оказывается, бывает. Еще как бывает.

Через всю хронологию событий красной линией проходит кабинет №57 Иристонского РОВД. Каждый раз, когда прокурор говорит о нем, на ум приходит ассоциация с филиалом ада на земле, но никак не с обычным служебным помещением. Замечаю, что коллега рядом несколько раз обвела в своем блокноте зловещую комбинацию «№57».

Пытки Цкаева начались сразу после 16:00, говорит гособвинитель. Хохоев и Цомаев пошли за черными полиэтиленовыми пакетами. Позже к ним присоединился Майсурадзе. «В целях улучшения показателей по раскрытию тяжких преступлений и выходя за пределы своих должностных полномочий» троица по очереди измывалась над задержанным. У Цкаева были связаны руки, поэтому он не мог оказать сопротивления. Прокурор долго зачитывает области многочисленных кровоизлияний на теле несчастного: мужчину били сильно и долго, руками и ногами. А когда уставали, то надевали на голову пакет, крепили скотчем в области подбородка и смотрели, как он начинает задыхаться.

«Майсурадзе положил Цкаева животом вниз и бил по голове, от чего тот потерял сознание», - продолжает гособвинитель.

 От такого количества ударов и нехватки кислорода Владимир много раз терял сознание. Приводили в себя его теми же методами, что и пытали – сильными ударами.

Затем в деле начинает фигурировать новый персонаж – начальник отделения по раскрытию имущественных преступлений Сослан Ситохов. Он уверен в своей невиновности и ранее заявлял СМИ, что «в тот день находился с семьей, и меня выдернули на работу». И вообще, уверен Ситохов, ответственность он теперь несет исключительно из-за собственной сердобольности и гуманности: вызвал скорую, когда увидел мучения Цкаева.

Интересно, что именно этот мужчина неполицейской наружности в самом начале сегодняшнего заседания предупредил судью о том, что имеет сердечно-сосудистые заболевания, постоянно лечится и опасается, что ему может стать плохо прямо в зале заседаний.

Однако, по словам прокурора, Ситохов, если и помогал, то только тем, что ускорил смерть Цкаева. Он приехал в ОВД ближе к вечеру и первым делом избил задержанного до потери сознания. Более того, запретил вызывать скорую, а когда понял, что это неизбежно, то использовал чужой телефон (человека, с номера которого Ситохов набрал 03 позже привлекли в качестве свидетеля).

Дальше – больше. Когда почти мертвого Цкаева доставили в реанимацию, Ситохов дезинформировал врачей, сказав, что мужчина задержан за совершение преступления и выставил конвой из своих сотрудников. Тем было дано поручение: если Цкаеву станет лучше, переместить его в комнату для задержанных.

Но Владимир скончался, не приходя в сознание, рано утром 1 ноября. Тогда, заметая следы, Ситохов решил сфальсифицировать протокол об административном правонарушении Цкаева и попросил коллег поставить под ним подписи. Это та самая печально знаменитая версия случившегося, которую выдала пресс-служба МВД. Полицейские договорились до того, что во время задержания Цкаев якобы вел себя неадекватно: угрожал правоохранителям, а в один момент внезапно упал на колени и лбом несколько раз ударился о пол. После чего задержанному была вызвана "скорая", но он скончался в больнице в результате остановки сердца.

Судебная экспертиза показала, что Владимир Цкаев умер из-за асфиксии (удушения). Острая гипоксия привела к отеку мозга, легочной и сердечной недостаточности.

Земфира Цкаева, вдова Владимира, не может скрыть своих эмоций и делится пронзительным монологом в Facebook:

«Нахожусь в суде, слушаю. Сердце болит, в голове картинки его мучений. Ненавижу каждого, кто был причастен. Они сидят и слушают (обвинительное заключение, - прим. "ОсНовы") как сказку. Нелюди, трусы! Бумерангом вам всем, что вы с ним сделали!»

Встретив кого-то из них на улице, и близко не подумаешь, что они способны делать то, что сотворили с отцом двух детей Цкаевым. Более того, почти все изуверы в погонах – многодетные отцы. Когда их родственники в марте 2017 года устраивали митинг, то делали акцент как раз на семейном положении своих родных, надеясь, что это послужит оправдывающим фактором.

30-летний Алан Бигаев – единственный, кто сидит поодаль от коллег. Было заметно, что теперь он с ними не в ладах. Бигаев решил сотрудничать со следствием, и, по его словам, только он и пытался остановить это безумие и спасти Цкаева. Впрочем, как рассказывает Земфира Цкаева, перед тем, как Бигаев начал приводить Владимира в чувство, он пытал его током и жестоко избивал. Любопытно, что этого эпизода в материалах уголовного дела нет.

Каждый раз, когда прокурор упоминает Бигаева, остальные подсудимые переглядываются. Особенно плохо удается скрывать эмоции как раз Сослану Ситохову, и тому есть причина: именно Бигаев рассказал следователям о его зловещей роли в «деле Цкаева».

Процесс продолжится 22 февраля. По нашим данным, дело будут рассматривать в приоритетном порядке с заседаниями по понедельникам и пятницам. Родственники Цкаева хотят только одного – справедливого приговора. Впрочем, Земфира Цкаева настроена реалистично. После того, как делом занимались 7 разных следователей, а в 85 томах уголовного дела нет ни слова об убийстве ее мужа, у десяти подсудимых есть все шансы избежать самого сурового наказания.

Алина Алиханова
рекомендуем
 
01:04
00:54
00:42
00:21
00:14
16/07
16/07
16/07
16/07
16/07
16/07
16/07
16/07
16/07
16/07
16/07
16/07
16/07
16/07
16/07
16/07
16/07
16/07
16/07
15/07
15/07
15/07
15/07
15/07
15/07
15/07
15/07
15/07
15/07
15/07
15/07
15/07
15/07
15/07
15/07
14/07
14/07
13/07
13/07
13/07