спорт / 24 октября 2019, 15:2224.10.2019, 15:22
1596610770
/ 127

Газзаев не отпустил из «Алании». Джордже Флореску рассказал о том, почему ему все же пришлось покинуть Владикавказ

Полузащитник Джордже Флореску хорошо известен в России. За свою насыщенную карьеру он сумел поиграть за три команды из нашей страны: московские «Торпедо» и «Динамо», а также владикавказскую «Аланию». В первой части беседы с корреспондентом News.ru хавбек рассказал о том, почему ему пришлось уехать из Владикавказа, а также какой клуб произвёл на него наибольшее впечатление.

Фото: news.ru

— Джордже, честно говоря, это удача, находясь в отпуске в Клуже, выловить вас здесь. Итак, пару лет назад вы вернулись в Румынию, где играете за местную команду «Университатю Клуж». Как у вас дела?

— Мы сейчас выступаем во второй по силе лиге страны, так что дела не очень хорошо. В прошлом году в плей-офф мы упустили путёвку в высший дивизион, а в этом году неудачно начали чемпионат. А так у меня всё нормально. Есть трое детей, все уже большие. Мой сын, которому семь, занимается футболом в местной академии. А две дочки мечтают стать балеринами, так что нам пора в Москву — там лучшие школы (смеётся).

— Вам 35 лет. В России давно бы уже списали, назвав стариком. Что заставляет выходить на поле?

— Мне сейчас тоже говорят, что я старый. Но если честно, то физически я себя чувствую очень хорошо. Чувствую в себе силы, чтобы поиграть ещё пару лет. Три года назад стал вегетарианцем, сейчас у меня полно энергии, которую хочу оставить на поле.

— А в вашей команде заинтересованы в таком футболисте, как Флореску?

— Этот и следующий сезон у меня будет действовать контракт. До 37 лет я буду выходить на поле сто процентов.

Фото: Instagram

— Когда-то давно был шанс играть за сборную Молдавии, но вы решили не менять спортивного гражданства, дождавшись вызова в национальную команду Румынии. Почему?

— Я хотел получить гражданство, так как моя жена молдаванка, она из Кишинёва. У нас там есть дом, и мы очень часто бываем в Молдавии. Но меня всю жизнь вызывали в сборные Румынии различных возрастов, надо было определяться. Да и потом, это моя родина, я тут начинал делать свои первые шаги в футболе, поэтому решил, что самым лучшим вариантом для меня будет выступать за Румынию.

— Жена не пыталась повлиять на ваше решение?

— Мы разговаривали с ней на эту тему. Мы отталкивались от того, что после завершения моей спортивной карьеры семья будет жить в Румынии. Поэтому всё и получилось так, как есть. Если бы мы решили потом обосноваться в Кишинёве, то тогда была бы совсем другая история.

— Довольны ли своей карьерой в национальной команде? Она была не такой долгой, как могла быть.

— Да, не так много — только 11 матчей. Я мог сыграть больше, сто процентов. Был просто период, когда я выступал за «Аланию» и команда вылетела в ФНЛ. Меня сначала не хотели отпускать, хотя я рассчитывал, что во Владикавказе пойдут мне навстречу и отпустят. А уже после закрытия трансферного окна мне сказали, что планы поменялись, посоветовали подыскать себе новую команду. Отпустили меня домой тренироваться самостоятельно до того момента, как найду новый клуб. Я четыре месяца работал один в Румынии, поэтому оказался вне поля зрения сборной. Примерно в похожей ситуации оказался потом и в киевском «Арсенале» — отыграл полтора года, а потом «канониры» обанкротились, пришлось вернуться домой. В московском «Динамо» же я играл очень мало, поэтому не было смысла ждать приглашения в сборную.

— В России вы поиграли за «Торпедо», уже упомянутые «Аланию» и «Динамо». Какой клуб вам больше запомнился и почему?

— Конечно, «Динамо». Там потрясающие болельщики, был топ-клуб. Понятно, что запомнилась и «Алания», там сумасшедшая поддержка, команда, как и «бело-голубые», с историей. Но за «Динамо» и город: Москва поинтереснее, чем Владикавказ. Не в обиду болельщикам «Алании» будет сказано. В «Торпедо» я был слишком молод, не знал тогда языка, поэтому тот период был достаточно тяжёлым. Не так легко быть в незнакомой для себя стране, когда ты вдобавок не знаешь язык. А вот когда я переходил в «Динамо», то уже хорошо разговаривал по-русски, семья была рядом. Мы старались гулять по Москве, открывать для себя новые места. Представляешь, мы с женой были в Большом театре на балете, посетили множество различных музеев. Я просто влюбился в этот город.

Фото: Instagram

— Москва — большой город с миллионами соблазнов. Тяжело было не «утонуть» в них?

— У меня изначально было мало друзей, что было для меня только лучше — ночные клубы обошли меня стороной. Если сам ищешь развлечения подобного рода, то вряд ли тебя ждёт долгая карьера в футболе. Понятно, что иногда надо тоже отдыхать от футбола, всем спортсменам нужна разрядка, но надо знать меру, чтобы всё было не в ущерб здоровью и карьере.

— Какие эмоции испытали, когда транзитом через Данию оказались в колоритном Владикавказе?

— Там очень горячие люди. Очень интересный опыт, особенно после спокойной датской части карьеры (выступал за «Мидтьюлланн». — News.ru). В Хернинге все магазины могли закрыться в пять часов, делать нечего, если только гулять по улицам.

— В Осетии точно такого нет.

— Да, но и там был тяжёлый сезон, больше старался концентрироваться на клубных делах. Тогда меня вызывали как раз в сборную, где я старался отвлекаться от тех проблем, что были в «Алании». Меня начали привлекать в национальную команду как раз когда я был в Дании, во Владикавказе мне доверяли, я был лидером того коллектива, проводил почти все матчи. Знаю, что ко мне хорошо относились в Осетии, приятно вспоминать эти моменты.

— Что не так пошло у «Алании»? Почему команда вылетела?

— У нас была новая команда, много пришло футболистов. Я считаю, что мы показывали неплохой футбол. Во многих встречах, где мы проиграли, нам просто не хватило опыта и сыгранности, чтобы добиться иного результата. Вспомнился последний матч сезона с раменским «Сатурном». Если бы мы добились победы, то сохранили прописку в элите. «Алания» повела в счёте, но затем из-за чудовищной ошибки оппонентам удалось сравняться. В итоге владикавказцы оказались ниже пермского «Амкара» в турнирной таблице из-за личных встреч, поэтому пришлось проститься с премьер-лигой. Вот такая вот грустная история.

— Были ли у клуба финансовые проблемы?

— Знаете, иногда были задержки по зарплате, но спустя время всё закрывалось. Не сказал бы, что руководство не уважало футболистов, никаких претензий к начальству у меня нет — они всё заплатили.

— Вы ведь не хотели оставаться в «Алании» и играть в первой лиге, так?

— У меня было много различных вариантов трудоустройства в России. Почти каждый день были какие-то звонки, разговоры с представителями клубов премьер-лиги. Активно зазывали к себе. Мои агенты мне говорили, что есть несколько стопроцентных вариантов. Но Валерий Газзаев, президент «Алании», сказал, что хочет меня сохранить в клубе, чтобы я помог владикавказской команде вернуться в элиту. Я перестал думать о других вариантах, настроился на борьбу за возвращение в РПЛ, но на последнем сборе в Турции мне сказали, что «Алания» не может потянуть мою зарплату, поэтому надо закончить наше сотрудничество.

— Считаете ли вы, что «барсы» поступили не очень красиво? Ведь сначала вам говорили, что на Флореску рассчитывают, и просили остаться, а потом отказались от услуг.

— Может быть, сначала они думали, что финансовый вопрос не будет таким уж острым, так как я был ключевым игроком. А затем пришли новые футболисты, которые могли меня заменить. И у них зарплата была многим меньше, чем у меня. Вероятно, что тогда руководители решили, что могут отказаться от Флореску. Но у меня нет никаких обид на «Аланию», так как они мне предоставили очередной шанс поиграть в премьер-лиге. Я не сожалею о том, что произошло, я уважаю клуб за то, что они сделали для меня. Желаю команде вернуться в элиту.

— Знаете, что в Осетии сейчас не очень любят Валерия Газзаева?

— Почему?

— Там считают, что Валерий Георгиевич привёл клуб к краху, оставив с многомиллионными долгами, лишив «барсов» профессионального статуса.

— Я не знаю всех деталей, к сожалению. Узнал об этой ситуации вообще лишь от вас. Для меня Газзаев — это очень уважаемый человек. Он сделал для российского футбола очень-очень много. Возьмите хотя бы победу в Кубке УЕФА с ЦСКА. Ничего плохого об этом человеке я сказать точно не могу.

— Но при этом во Владикавказе надолго оставили вас без футбола, когда сказали, что не рассчитывают...

— Да, это было. Мне тяжело объяснить то, что я чувствую. Но у меня нет никакой обиды или сожаления. Что случилось, то случилось. Я мог провести много матчей в премьер-лиге, если бы ушёл из «Алании», но сейчас чего об этом думать? Ничего поменять уже невозможно.

News.ru
рекомендуем
 
01:50
00:58
00:24
04/08
04/08
04/08
04/08
04/08
04/08
04/08
04/08
04/08
04/08
04/08
04/08
03/08
03/08
03/08
03/08
02/08
02/08
02/08
02/08
02/08
02/08
01/08
01/08
01/08
01/08
01/08
01/08
01/08
01/08
31/07
31/07
31/07
31/07
31/07
31/07
31/07
31/07
30/07
30/07
30/07
30/07