туризм / 13 февраля 2020, 21:1513.02.2020, 21:15
1586091479
/ 91

Круче гор могут быть только скалы. Есть ли у Северной Осетии шанс стать скалолазной республикой?

…особенно те, по которым еще не пробирался ни один скалолаз. Рассказываем, что значит проложить новый скалолазный маршрут и кому это нужно в Северной Осетии.

Артему Чикину 27 лет, он — спасатель Северо-Осетинского поисково-спасательного отряда МЧС России, один из основателей единственного в республике скалодрома, автор полутора десятков новых скалолазных маршрутов и скоростного восхождения на Казбек. О том, как быть первым на скалах и есть ли у Северной Осетии шанс стать скалолазной республикой, Артем рассказал «Это Кавказ».

 

Вперед, в горы 

Любимое дело у Артема появилось лет десять назад, когда он записался в горный спортивный клуб «Крокус». 

— Сначала было восхождение на гору Фетхуз. Оно, конечно, впечатлило: сам формат отдыха и виды, которые открылись. Столько сразу классных фотографий сделал, — вспоминает Артем. 

Уже через шесть лет Артем с коллегой Георгием Бокоевым совершил восхождение на пятитысячный Казбек за 20 часов — из спортивного интереса. Обычно этот путь занимает пять-семь дней. К сожалению, рекорд нигде не зарегистрирован — такие цифры лишь передают от одного альпинистского сообщества к другому. Да и большого удовлетворения достижение Артему не доставило. Другое дело — первопрохождения. Их альпинисты очень ценят. Многие опытные спортсмены даже считают, что невозможно состояться как профессионал, не ступив туда, где раньше никто не бывал. 

— Атмосферу первопрохождения трудно передать словами. Это одновременно и увлекательно, и опасно, и сложно. Такое восхождение требует максимальной концентрации. К нему невозможно подготовиться в полной мере. Никому не известно: что, где и когда тебя может поджидать. Ты первый, до тебя на этом маршруте никого не было.

FOTO3

Минувшим летом осетинские спасатели с коллегами из «Центроспаса» совершили первопрохождения на два пика массива Тепли Главного Кавказского хребта. Вершины теперь носят имена спасателей МЧС России Валерия Замараева и Дмитрия Кормилина, погибших во время теракта в бесланской школе в 2004 году.

— Это было благое дело. Рад, что был в числе тех, кто первым поднялся на эти вершины, — говорит Артем.

У альпинистов-первопроходцев сложности возникают уже на стадии подготовки — при сборе рюкзака. Одна спасательная веревка весит около 5 килограммов, а их нужно минимум две. Карабины, крючья, система — кто знает, что может пригодиться? Пройти налегке такое восхождение невозможно, минимальный вес снаряжения — 15 килограммов. Но на самом восхождении всегда подстрахуют коллеги.

По-другому — в скалолазном мире. Если ты хочешь пойти туда, где еще никто не был, обычно все приходится делать самому. Но этот спорт того стоит. Это Артем понял еще во время первой поездки с клубом «Крокус».

— После восхождения мы тогда поехали на скалы. Вот там уже была целая буря эмоций. Наверное, тогда я и подцепил скалолазную зависимость.

 

Новый маршрут: как это делается

Сейчас Артем — один из немногих фанатов скалолазания в Северной Осетии. С друзьями даже открыл скалодром: чтобы тренироваться круглый год и так вывести скалолазание на новый уровень. Не зря же его признали Олимпийским видом спорта. В Северной Осетии для развития скалолазания есть все условия, считает спортсмен. Кладезь маршрутов — Дарьяльское ущелье. Там попробовать себя могут как новички, так и профессионалы. Всего же в республике около 200 скалолазных маршрутов. Большинство из них «пробил» наставник Артема Виталий Иванов. По его стопам пошел и Артем. На его счету уже около 15 пробитых трасс разной сложности, среди них «Орлиное гнездо», «Байкер», Linkin Park.

Что такое «пробить маршрут»? Для постороннего звучит просто: пройти по новому пути. На самом деле это долгий, ответственный и кропотливый процесс. Понадобятся специальные инструменты и оборудование, опыт и время, много времени.

Сначала надо разведать место и наметить, где будет проходить новый маршрут. Здесь поможет наметанный глаз.

FOTO2

Затем подходящий участок надо «окрюковать» — то есть вбить на всем его протяжении анкерные крючья. Это нужно для безопасности: через них протянут страховочную веревку те, кто будет проходить за тобой. Для самого первопроходца это может быть тяжелым испытанием.

— Например, трасса «Одержимость», — вспоминает Артем. — Очень говорящее название для меня. Я пробивал ее долго: с утра до ночи в течение трех дней висел в очень неудобном положении, чтобы грамотно «окрюковать». Я реально был одержим ею.

Третий этап вновь забота о безопасности, на этот раз о правильном спуске. Нужно выбрать монолитный кусок скалы и установить на ней страховочную станцию — это место, куда пристегиваются все страховочные приспособления, не позволяющие спортсмену сорваться вниз.

Следующий этап — обработать все зацепки. Это иногда искусственные, но чаще природные выступы или углубления, за которые скалолаз может держаться пальцами. Тот, кто пробивает маршрут, отбивает острые кромки, чтобы не царапаться и не раниться, и очищает зацепки от мусора и пыли. Кроме того, в ход может пойти эпоксидный клей. Во-первых, с его помощью можно укрепить зацепки: чтобы не отвалились и не пришлось делать искусственные. Во-вторых, это предохраняет от непогоды: в дождь скала может быть мокрой, а зацепка — сухой.

Теперь настало время чистки маршрута. Порой она выматывает больше всего. Маршрут выскабливается не просто от камней, а от пыли. Каждая расщелина вычищается щеткой.

Готово. Теперь маршрут можно проходить. Право назвать его и пролезть первым предоставляется тому, кто маршрут пробил. Но и здесь могут ждать испытания.

 — На мой взгляд, пролезть маршрут сложнее, чем пробить. Когда «Одержимость» была готова, с первого раза пролезть ее я не смог. Я набирал форму, готовился. Года два не мог его пройти, но не сдался. Маршрут, надо признать, не легкий — 8b. Когда прошел, это была эйфория! Понял, что все было не зря.

Категория маршрута определяется после того, как его преодолели несколько скалолазов. Кстати, узнать о маршруте может спортсмен в любой точке мира. «Пробитые» маршруты заносят в специализированный гайд-бук и многочисленные мобильные приложения для скалолазов, типа Mountain Project. С помощью гаджетов можно заранее изучить, где и какие маршруты есть, и выбрать, куда ехать. Те, кто приезжает в Осетию специально ради скал, — уже есть.

Ирина Санакоев, "Это Кавказ"
рекомендуем
 
11:30
04/04
04/04
04/04
04/04
04/04
04/04
04/04
04/04
04/04
04/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
01/04
01/04
01/04
01/04
01/04
01/04
01/04