политика / 4 марта 2020, 18:1104.03.2020, 18:11
1586179055
/ 797

Северная Осетия и еще 12 регионов будут спасать явку на референдуме по поправкам в Конституцию России

Вся надежда власти - на административный ресурс и территории с аномальными электоральными результатами

фото: пресс-служба главы и правительства Северной Осетии

Уже, похоже, решено, что за поправки в российскую Конституцию и парламент, и граждане будут голосовать «пакетом» – без возможности выразить отношение к каждой поправке по отдельности.

Это значит, ключевой вопрос для всех, кому не нравятся предложенные поправки и/или бесцеремонная манера их принятия, – что делать с запланированным странным голосованием без обязательных правовых последствий и с сомнительной правовой базой его проведения.

Правда, невнятность поправок помешает и власти мобилизовать граждан на недореферендум. Зачем простому аполитичному гражданину на него идти, если только начальство прямо не заставляет? Власти сами не могут объяснить, уходит Путин или де-факто остается. За что тогда голосовать избирателям? Это означает, что высокую явку смогут обеспечить только спецкампании по ее накручиванию и фальсификации с помощью административного принуждения к голосованию и других давно знакомых технологий.

Кто будет обеспечивать явку? Очевидно, вполне конкретные и хорошо известные регионы, которые вместе с привычной аномально высокой явкой обычно демонстрируют такие же аномальные цифры голосования за «Единую Россию» и кандидатов власти.

фото: пресс-служба главы и правительства Северной Осетии

В России сейчас около 110 млн избирателей. На 13 регионов с наиболее аномальными электоральными результатами (это Северная Осетия, Башкирия, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Мордовия, Татарстан, Тува, Чечня, Кузбасс и Тюменская область, Ямало-Ненецкий АО) приходится суммарно 14,2 млн избирателей, или 12,9% всех избирателей страны.

Эти территории обеспечили победу «Единой России» на выборах Госдумы в 2016 г.: в результате рекордных диспропорций по явке различных регионов они при 12,9% избирателей дали 21,8% всех поданных по России бюллетеней и 30,6% всех голосов за «Единую Россию». Эти же регионы, очевидно, будут спасать и голосование 22 апреля.

А есть еще 13 менее аномальных, но также периодически демонстрирующих сомнительные электоральные данные регионов (Калмыкия, Крым, Чувашия, Белгородская, Брянская, Воронежская, Пензенская, Рязанская, Саратовская, Тамбовская, Тульская области, Чукотка, Краснодарский край) – это еще 16,9 млн избирателей (15,4%). В сумме на долю регионов с традиционно высоким уровнем фальсификаций (включая фальсификацию явки) приходится около 31 млн избирателей (28,3%).

Обеспечить настоящую высокую явку большинства избирателей всех регионов на недореферендум одновременно с массовым протестным голосованием мог бы лишь «вопрос жизни и смерти» – радикального ухудшения условий жизни. Но с недореферендумом это не так: опасные и вредные поправки упакованы в отвлекающую оболочку декоративных социальных поправок.

Кроме того, для протестной мобилизации у кампании «Нет!» нет ни штабов, ни людей, ни денег, а значит, она едва ли выйдет за рамки узкого круга традиционно демократически ориентированных избирателей. В таких условиях массово впрягаться в кампанию «Нет!» – значит заранее подставляться под атаки госпропаганды («смотрите, их никто не поддерживает») в условиях, когда большинство недовольных просто не увидят смысла идти на участки, а явку будут «обеспечивать» административными методами.

Что же можно сделать, если провалить голосование не получится? Можно попытаться не дать фальсифицировать явку на недореферендуме там, где есть возможности для массированного гражданского контроля. Если власть выиграет только за счет аномальной зоны, а население большинства крупнейших регионов останется дома и «проголосует ногами», это будет означать фактическое поражение власти.

фото: ТАСС

А значит, важнее призывов голосовать против проекта будет сбор, обобщение, систематизация данных о махинациях с проведением голосования. Фактически это должна быть не столько кампания «Нет!», сколько кампания «Не верим!», т. е. не верим результатам.

Александр Кынев ("Ведомости")
рекомендуем
 
12:42
08:39
05/04
05/04
04/04
04/04
04/04
04/04
04/04
04/04
04/04
04/04
04/04
04/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
03/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
02/04
01/04
01/04
01/04