Руслан Тотров // своя колонка на Основе.News
1607171843
/ 3144

Приказано забыть. Как вторжение банд из Ингушетии в Осетию постепенно превращается в обезличенный «конфликт»

Руслан Тотров — о неуемном желании властей размыть детали войны 1992 года

28 лет назад закончилась стремительная и безжалостная война. Вспоминают ее теперь не так, чтобы очень часто – все больше в специально отведенные даты. Например, в День защитников Осетии. Это официальное название траурных мероприятий во Владикавказе.

К сожалению, политическим балом нынче правит стыдливый политес, и отцы нашей нации, в отличие от своих коллег из Магаса, неуклюже скрывают свое отношение к трагедии, камуфлируя его в лексические одеяния сколь бесформенные, столь и бессмысленные.

Но правда проста как черный хлеб: 28 лет назад, промозглой октябрьской ночью 92-го, началось вторжение бандитов из Ингушетии в Северную Осетию. Подлое, нахрапистое, с явным расчётом на эффект неожиданности.

Налетчики не учли одного - навстречу им грудью встали осетины. Самые разные: простые шалдонские мужики, вчерашние студенты из Камбилеевки, закаленные в кровопролитных сражениях начала 90-х цхинвальские воины. Это были дни исключительного человеческого единения. Возможно, беспрецедентного в нашей новейшей истории.

Осетинские ополченцы Осетинские ополченцы Осетинские ополченцы

Шакалов загнали обратно в их логово, при этом чётко дали понять: «Больше даже не пытайтесь - закончится очень плохо!»

Потом был относительный мир, шло время и острота восприятия драматичных событий, конечно, притуплялась из года в год, обостряясь только с каждым новым кровавым преступлением на осетинской земле: от самого первого и жуткого теракта на центральном рынке Владикавказа (1999) до захвата школы в Беслане (2004) и очередного взрыва на злополучном рынке в североосетинской столице (2010).

Адам Цуров, Махмуд Темирбиев, Руслан Чахкиев, Магомед Латыров, Иса Хашагульгов, Руслан Хучбаров, Аслан-Гирей Гатагежев… Просто погуглите эти имена, чтобы паззл сложился воедино.

А сегодня мы пришли к тому, что ингуши снимают очередное плаксивое документальное кино, а мы старательно играем в политкорректность, избегая называть вещи своими именами.

Теперь у нас только коротенькие телевизионные материалы да гаденький термин «трагические события». Открываем сайты рупоров государственной пропаганды ТВ «Осетия-Ирыстон», ГТРК «Алания» или «Спутник. Южная Осетия» и видим совершенно хрестоматийные примеры того, что делает с людьми курс извращенной политкорректности.

Репортажи об очередной годовщине вторжения ингушских бандформирований на территорию Северной Осетии изобилует чудесными эвфемизмами (в скобках – мои комментарии):

«Трагические события осени 1992 года» (Что именно произошло? Какая трагедия?)

«Вооруженное столкновение в Пригородном районе Республики Северная Осетия-Алания» (Да вы что, издеваетесь? Столкновение кого с кем? И только в Пригородном, да? А во Владикавказе?)

«Дань памяти тем, кто сражался за мир и спокойствие» (Да с кем они сражались-то? От кого защищали осетинскую землю?)

«Конфликт сопровождался многочисленными жертвами среди мирных жителей, по сей день сотни осетин, жителей Пригородного района, считаются пропавшими без вести» (В конце концов, что за конфликт? Кто убивал и похищал осетин? Другие осетины или, может, марсиане? Что, черт вас побери, происходило в республике осенью 1992 года?)

Мемориал защитникам Осетии во Владикавказе

Слава богу, что СМИ частные не заразились этим вирусом иносказания. Сравните риторику государственников и, например, журналистов канала «КрыльяTV»:

«Напомним, в ночь с 30 на 31 октября 1992 года со стороны соседней республики Ингушетия было совершено вооруженное вторжение на территорию Северной Осетии. Целью нападения экстремистов являлось насильственное отторжение Пригородного района».

И тут же для контраста цитата из инстаграма главы Северной Осетии Вячеслава Битарова:

«Вспоминаем трагические события осени 1992 года. Это горестная страница в нашей истории, сотни людей погибли, были ранены, пропали без вести».

Опять никакой конкретики, как если бы в Осетию вторглись «те-чьи-имена-нельзя-называть». А может так оно и есть?

До сих пор помню, как в самом начале моего журналистского пути Лев Дзугаев, тогдашний пресс-секретарь президента Северной Осетии Александра Дзасохова, из раза в раз звонил нам в агентство «Иринформ» и заговорщицким тоном уточнял:

«Ингушетию и Чечню отсечь».

Это означало, что из новостного сюжета следовало убрать любое прямое упоминание так называемых соседних республик.

Александр Дзасохов (второй слева) и Лев Дзугаев (справа)

Двадцать лет прошло с тех пор, а ничего не поменялось. Продолжают отсекать. Вы, дорогие читатели, скажете: «Да ладно тебе, Руслан, все и так прекрасно знают, что именно происходило в Осетии тогда». Сожалею, но эта точка зрения уже очень далека от правды.

Не только рядовой житель России не в состоянии в двух словах описать суть войны 92-го. Растет новое поколение осетинских детей, которое уже имеет такое же смутное представление о вторжении головорезов из Ингушетии в Осетию, как многие в республике о противостоянии народа и армии в 1981.

«Мы всегда проигрываем информационную войну» - часто сетуют наши соотечественники. Конечно, проигрываем, если осетинские информационные ресурсы стыдливо штампуют иезуитские формулировки, опасаясь, что могут обидеть ненароком соседских притязателей на Пригородный район или, не приведи господь, разозлить больших начальников в федеральном центре.

А в это самое время в Ингушетии в самых обычных общеобразовательных школах детям на «Уроке Памяти» рассказывают о "геноциде ингушей в Северной Осетии» и цитируют такой вот стишок мальчика по фамилии Хадзиев об осетинах:

Это ладно, вы просто почитайте план всего урока, я специально выкладываю скрины этого занятного документа.

Еще раз, это не агитка каких-нибудь подпольщиков или лесных бородачей, нет. Речь идет о самом, что ни на есть, мейнстриме и государственной поддержке оного.

Например, в библиотеках (!) Ингушетии проводят акции памяти и рассказывают вот что:

«31 октября исполняется 27 лет со дня начала осетино-ингушского конфликта, в котором погибли сотни невинных людей, разрушены десятки тысяч домов и все ингушское население в считанные дни оказалось изгнанным из мест исконного проживания. Это был очередной геноцид, учиненный над ингушами. Осуществленная агрессия является тщательно подготовленной, заранее продуманной акцией.

30 октября 1992 г. с 18 часов начался массированный обстрел сел Куртат и Дачное. Жители-ингуши вынуждены были под покровом ночи выводить из-под обстрела детей, женщин, стариков. Многие были взяты в заложники, подверглись жестоким пыткам. Среди них - даже дети.

Массовый террор, учиненный российскими и осетинскими вооруженными формирования над ингушским населением г.Владикавказ и Пригородного района, не имеет прецедента в мировой практике».

А вот учебник ингушской истории для 7-9 классов общеобразовательных школ, написанный так называемым историком Нурдином Кодзоевым:

«Руководство Северной Осетии с помощью российских войск, спланировало и осуществило геноцид и этническую чистку 70-тысячного населения ингушской национальности Пригородного района и Владикавказа».

Почувствуйте разницу. Я вполне допускаю, что война 92-го может стать таким же фантомом в сознании нового поколения, как, например, драма 81-го года. Кто вспоминает теперь о тех днях? Кто бережно хранит в памяти правду и передаёт её младшим?

Где теперь осетинские государственные мужи, никогда не боявшиеся говорить правду о вторжении? Например, первый президент Ахсарбек Галазов или министр внутренних дел Георгий Кантемиров.

Ахсарбек Галазов Георгий Кантемиров

Глядя на тех, кто пришел им на смену, сложно поверить, что осетинские депутаты в ноябре 1992 года на 18 сессии Верховного Совета СОАССР дали официальную и совершенно бескомпромиссную оценку кровавым событиям:

«Заранее подготовленная, тщательно спланированная, технически оснащенная, поддержанная большей частью ингушского населения Северной Осетии вероломная агрессия бандитских формирований ингушей против суверенной Северо‑Осетинской ССР».

А сам президент Галазов сформулировал тезис о «невозможности совместного проживания с ингушами», который отменили только в 1997 году, да и то силами федеральной власти.

Зато у ингушей до сих пор есть статья 11 республиканской конституции, которая гласит, что «возвращение политическими средствами незаконно отторгнутой у Ингушетии территории и сохранение территориальной целостности Республики Ингушетия – важнейшая задача государства».

Снова почувствуйте разницу и поймите меня правильно: всё это – примеры не призывов к агрессии, а справедливых и однозначных оценку событий 1992 года, которые, в первую голову, должны давать осетинские политики и журналисты. То есть те, кто воленс-ноленс формирует информационную повестку дня.

А иначе за нейтральными, малодушными и даже предательскими по отношению к памяти формулировками мы и не заметим, как поверим в то, что и не хозяева мы вовсе на своей собственной земле. И это будет игра уже не в миротворцев, а в идиотов, как минимум.

Мне довольно часто задают мне вопрос: «Что нам самим необходимо сделать, что избежать повторения событий 1992 года?»

Просто сформулированная задача, у которой нет легкого решения. Нам однозначно нужна внятная национальная идея. Если хотите, государственная осетинская доктрина, которая позволит консолидировать неоднородное общество, заставит чиновничий аппарат работать в интересах народа и избавит некоторых наших соплеменников от риторики в стиле: «Какая прекрасная жизнь в такой-то республике, как много там делается для простых людей, вот бы и нам такого главу».

Именно эта национальная идея (а скорее, так называемая Big Idea – сверхидея) способна побороть в нас то, что я называю большим комплексом маленького народа – постоянное стремление к разделению и безрассудному самоуничижению из серии «мы иронцы, а вы дигорцы, мы христиане, а вы родноверы, вы северные, мы южные, а вообще мы два братских народа». До тех пор, пока в обществе не утихают такие разговоры, ни о каком полном единении не может быть и речи.

Есть в современной конфликтологии такое определение «региональный центр силы». Я хочу, чтобы народ Осетии играл именно эту роль, представая единым, сплоченным и пассионарным кулаком. Чтобы всё наше естество отправляло совершенно четкий невербальный сигнал соседским фантазерам всех мастей: «И думать забудьте о притязаниях на наши земли и нашу историю, иначе…»

Руслан Тотров
Опубликовано: 4 ноября 2020, 20:39
рекомендуем
 
15:24
14:36
14:17
04/12
04/12
04/12
04/12
04/12
04/12
03/12
03/12
03/12
03/12
03/12
02/12
02/12
02/12
02/12
02/12
02/12
02/12
02/12
02/12
02/12
02/12
02/12
02/12
01/12
01/12
01/12
01/12
01/12
01/12
01/12
01/12
01/12
30/11
30/11
30/11
30/11
30/11
30/11
30/11
30/11