медицина / 11 января 2019, 11:4311.01.2019, 11:43
1653194133
/ 3251

Как и для кого стала прибыльным бизнесом закупка медикаментов в больницах Северной Осетии

Наш основной корреспондент Алина Алиханова несколько недель разбиралась в хитросплетениях приобретения медикаментов в РКБ Владикавказа, пообщалась с бывшей заведующей больничной аптекой (вживую) и нынешним главным врачом (в письменной форме) и подготовила большое расследование с фактами, цитатами и цифрами.

Возможен ли контроль госзакупок?

Коррупция в сфере государственных закупок уже много лет не покидает топ актуальных проблем страны. Но криминальные схемы достаточно отточены и на деле вся борьба с недобросовестными участниками этой системы сводится к банальному «не пойман – не вор».

Возьмем Северную Осетию. Львиная доля бюджета здравоохранения имеет отношение к РКБ – ключевой больнице республики. В настоящее время ее вместе с КБСМП причисляют к образцово-показательным в плане обеспечения лекарственными препаратам. И это на самом деле так. В этих больницах и правда нет больших проблем с медикаментами, в отличие от так называемых районок.

Однако, внимательно изучив траты на лекарственное обеспечение за несколько последних лет, приходишь к выводу – руководитель РКБ мог бы расходовать средства куда как эффективнее.

Сегодня больницы и поликлиники сами занимаются покупкой медикаментов и медицинских изделий: решают, какие препараты им нужны, в каком объёме и какого качества, рассчитывают стоимость заявки, подаваемой на аукцион. Контролирующие функции возложены на главного врача.

Недавно вице-премьер Северной Осетии Ахсарбек Фадзаев поддержал законопроект об единственном поставщике лекарственных препаратов для лечебных учреждений республики. Чиновник осознает, что нынешнее положение дел не позволяет«в должной мере контролировать расходование бюджетных средств и качество препаратов и медицинских изделий».

Ахсарбек Фадзаев (фото alania.gov.ru)

Контрактные игры и «волшебные» дополнительные соглашения

В редакцию «ОсНовы» обратилась Лидия Джигкаева, которая более 10 лет проработала заведующей больничной аптекой РКБ.Эта структура контролирует количество и качество поступающих в больницу медикаментов и медицинских изделий и обеспечивает их правильное хранение. В то же время к покупке препаратов, формированию заявок, определению технических характеристик товаров и подготовке аукционной документации аптека отношения не имеет. Для этих целей в РКБ есть специальный отдел по закупкам.

Джигкаева рассказала, что за время ее пребывания в должности сменилось немало главных врачей, но непонимание функций и задач больничной аптеки было только у Асланбека Моргоева, не имевшего до назначения на эту должность опыта руководящей работы. Он занимал пост временно исполняющего обязанности главного врача в 2014-2015 гг. и вновь был назначен исполняющим обязанности в 2017-м.

Асланбек Моргоев (фото Градус Осетии)

Все это время Моргоев конфликтовал с Джигкаевой и дважды увольнял ее (по разу на каждое пришествие в кресло главного врача). Интересно, что женщина оспаривала каждое увольнение в суде и оба раза была восстановлена (в частности, совсем недавно, в декабре 2018 года).

«В декабре 2014 года отделение гемодиализа осталось без медикаментов и расходных материалов из-за того, что новые контракты Моргоев вовремя не заключил. А когда начались возмущения среди пациентов, и эта история получила огласку, он стал вынуждать меня принимать медикаменты без необходимых документов, без проведения аукционов», - рассказывает Лидия.

Она говорит, что, не выдержав противостояния с главным врачом, на нервной почве угодила в реанимацию кардиологии. За время её отсутствия на работе, в аптеку, по словам Джигкаевой, поступали товары, не соответствующие техническим заданиям госконтрактов. Они были на порядок хуже тех, что значились в изначальных условиях договоров:

– Впоследствии заключались дополнительные соглашения, где в двух больших контрактах на медицинские изделия и перевязочные материалы по всем товарам убирался конкретный производитель, а оставляли только страну происхождения, предположительно, чтобы можно было поставлять дешёвые товары по ценам дорогих.

Идентичные контракты с разницей в стоимости в 4,5 раза

Когда по решению суда наша героиня вернулась на работу после своего первого увольнения, Асланбека Моргоева в должности уже не застала. Его назначение оспорила республиканская прокуратура, указав на отсутствие требуемого стажа руководящей работы. Главным стал Анаталий Саламов.

Анатолий Саламов (фото Северная Осетия)

Тогда Джигкаевой выпала возможность сопоставить работу этих двух руководителей и выявить интересную финансовую нестыковку. В 2015 году больница заключила контракт на поставку реанимационного расходного материала на 27 млн рублей. Потребности по некоторым позициям, по ее словам, в нем были завышены в 50 (!) раз. Но это не все. Спустя год, в 2016-м, когда поставки осуществляла другая компания, цены на идентичные товары оказываются в два раза ниже, чем в заявке, составленной при Моргоеве! Отметим, что сравнение стоимости в данном случае абсолютно показательно, так как в обеих заявках значатся одни и те же товары одного и того же производителя.

Как итог, закупка в 2016 году обошлась РКБ немногим менее 6 млн рублей, а такая же в 2015 году - в 27 млн!

«При Моргоеве просто хлынул поток медикаментов. Это вроде бы хорошо. Но он заказывал препараты в непрогнозируемых объёмах. Когда осенью 2015 года я снова приступила к работе и провела анализ остатков на складах аптеки, то выявила залежи просроченных медикаментов, препаратов с ограниченным сроком годности, а также и вовсе не имеющих уже потребности. Пришлось больнице списать просроченные лекарства на 1,5 млн рублей, а еще выделить около 200 тысяч рублей на их утилизацию», - разводит руками Джигкаева.

Но и это еще не все:

– Закупались непрофильные дорогостоящие антибиотики на крупные суммы, например, «Зинфоро» на 1 млн рублей. Приобретали даже сыворотки и вакцины, которые больница и так бесплатно получала по национальному календарю от министерства здравоохранения республики.

Интересно, что закупочный «пир» происходил на фоне дефицита лекарств во всех больницах республики, включая КБСМП, оказывающую неотложную помощь.

Заведующая аптекой РКБ вскрывает пороки системы или просто банальный конфликт?

В феврале 2017 года Асланбека Моргоева снова назначили исполняющим обязанности главного врача, и он сразу начал оказывать на заведующую аптекой давление, создавая конфликтные ситуации, утверждает Джигкаева. Она даже хотела уволиться, но только после финансовой проверки, которая как раз проходила в больнице. Лидия Джигкаева говорит, что для нее было принципиально важно отчитаться за свою работу. Но главный врач, по ее словам, спешил избавится от подчиненной: сначала замечание, потом выговор и увольнение по статье. Как постановил позднее суд, незаконное.

У Моргоева свое видение ситуации.В официальном ответе на редакционный запрос главный врач РКБ особо подчеркнул, что вся информация о закупках больницы имеется в общем доступе на сайте единой информационной системы.

А к Джигкаевой, сообщил он, был ряд претензий. И начал со второго, недавнего, увольнения:

«На Джигкаеву Л. Г. было наложено дисциплинарное взыскание в виде замечания за отказ принимать кислород и отказ давать по данному факту письменное объяснение. Довод заведующей аптекой о том, что прием кислорода не входил в ее обязанности, аптека с 2015 года учетом кислорода не занималась, судом был признан несостоятельным».

У нас нет задачи выяснить, кто прав, а кто виноват в этой ситуации, так как она глубоко второстепенна, ведь сам конфликт не навредил деятельности больницы. Он лишь стал закономерным исходом непонимания между главным врачом и заведующей аптекой. Женщина утверждает, что не отказывалась принимать кислород, а лишь просила издать соответствующий приказ.

Далее Моргоев расписывает причину выговора Джигкаевой:

«Самовольно, без согласования с руководителем, приняла решение отказать в приеме груза от "ИП Гудиева Э.Ю.", что могло повлечь нарушения производственного процесса клинико-диагностической лаборатории РКБ».

Главный врач также отметил, что заведующей было поручено обо всех случаях несоответствия сообщать ему лично. Джигкаева же объяснила свой поступок тем, что по товарной накладной увидела: срок годности по ряду позиций меньше 12 месяцев, а это противоречит условиям госконтракта. Поэтому и отказалась принять реактивы для лаборатории. Да, соглашается Джигкаева, моментально известить Моргоева о несоответствии поступившего товара не смогла: главный врач не пускал ее к себе в кабинет, а на звонки попросту не отвечал. Следовательно, можно было или принять несоответствующий товар, понеся за это потом наказание, либо его не принять.

Асланбек Моргоев с председателем правительства Северной Осетии Таймуразом Тускаевым (слева направо) в РКБ (фото alania.gov.ru)

Ну а финальная история, после которой главный врач уволил Джигкаеву, связана с гемодиализом. Суть конфликта, по словам Моргоева, в том, что заведующая не согласилась лично принимать препараты из отделения гемодиализа в больничную аптеку. Дело не в принципе, парирует Джигкаева: просто не могла сделать это, так как выезжала за наркотическими и психотропными препаратами, о чем заранее сообщила главному врачу (дата и время выезда в подобных случаях согласовываются заранее, так как речь идет не о рядовых медикаментах). Для приема и передачи предложила услуги свободного провизора, который как раз и отвечал за гемодиализное отделение. Почему Моргоева не устроил этот вариант, главный врач не уточнил. Но с наказанием не заставил себя ждать.

Господин Моргоев в своем ответе несколько раз подчеркнул, что суд счел наложение дисциплинарных взысканий законным, но это никак не вяжется с тем, что Джигкаеву в итоге восстановили в должности.Главный врач считает, что судья вернул ее на работу, руководствуясь «формальным» основанием:

«Согласование увольнения председателем профсоюзного комитета было представлено позднее, что было признано нарушением процедуры увольнения».

Сама Лидия Джигкаева на вопрос о дальнейшей работе в РКБ отвечает, не задумываясь:

– В декабре 2018 года меня восстановил суд в должности, но не вижу смысла работать с этим руководителем. Доказать, что меня уволили незаконно, было делом чести.

Алина Алиханова
Добавляйте ОсНову в список своих источников —
рекомендуем
 
21/05
21/05
20/05
20/05
20/05
20/05
20/05
20/05
20/05
20/05
20/05
20/05
20/05
20/05
20/05
20/05
20/05
20/05
19/05
19/05
19/05
19/05
19/05
19/05
19/05
19/05
19/05
19/05
19/05
19/05
19/05
18/05
18/05
18/05
18/05
18/05
18/05
18/05
18/05
18/05
18/05
18/05
18/05
18/05
18/05