спорт / 23 ноября 2021, 01:0023.11.2021, 01:00
1638901859
/ 245

«Нужно не загоняться и понимать — всем не угодишь»

У России новая звезда в танцах на льду - уроженка Северной Осетии Елизавета Шанаева.

Фото Дарья Исаева, «СЭ»

На этапе «Гран-при» в Канаде дебютировала на взрослых соревнованиях такого уровня перспективная молодая пара — Елизавета Шанаева и Дэвид Нарижный. Воспитанники Ирины Жук и Александра Свинина выигрывали немало наград на юниорском уровне, в том числе становились третьими на последнем до коронавируса чемпионате мира среди юниоров в Таллине.

Но переход из юниоров во взрослые в этом виде спорта проходит тяжело. В первом сезоне претендовать на мировое лидерство едва ли возможно, к тому же последний год дуэт пропустил немало соревнований из-за болезней.

В Ванкувере прокаты пары негативно оценил Илья Авербух, не найдя в них реализации заявленного образа. Как юные фигуристы отреагировали на критику, какие цели они для себя ставят в этом сезоне и последующих, а также на вопрос о влиянии романтических взаимоотношений между партнерами рассказала Елизавета Шанаева в разговоре с «СЭ».
 

Переживала, как меня оценят на первых стартах по взрослым

— Сильно волновались перед стартом первого этапа взрослой серии «Гран-при»?

— Когда мы только вышли на старт, было волнение. Но не сильное. Думаю, как на обычных соревнованиях. Не скажу, что меня или Дэвида захлестнули эмоции. Скорее было много необычных ощущений от того, что теперь выступаем по взрослым. Все по-новому — и подготовка, и сами старты. Нужно правильно теперь распределять все по времени. Сезон по мастерам начинаем позже, поэтому нет больше такой спешки, как у юниоров. Катание совсем другое.

— То есть ошибка в произвольном танце была связана не с волнением? Акклиматизация сказалась?

— Где-то в подготовке допустили ошибку. Мы расстроились, но недолго грустили. Минут 15, не больше. Потом собрались и стали обсуждать по существу, что у нас не получилось и почему. Искать хорошие моменты в прокате. Главное, во время самого проката не стали вешать нос, достаточно быстро среагировали и вступили в поддержку. Ошибки бывают у всех.

— Вспомните момент, когда ждешь первые оценки в кис-энд-край. Что проносится в голове? Судьи вас давно не видели, и тут им предстоит вас сопоставить со взрослыми парами.

— После короткой я переживала за баллы. В танцах много тонких нюансов, в плане шагов, например. Для юниоров одни стандарты, по мастерам другие. Требования завышенные, и я была не до конца уверена, что смогла все сделать на свой максимум. И то, что юниорам прощают, мастерам режут по оценке. Мне было одновременно и интересно, как меня оценят, и волнительно.

Фото Дарья Исаева, «СЭ»

— Волнения было больше в Ванкувере или на самом первом взрослом турнире — Budapest Trophy?

— Волнение было что в Венгрии, что в Канаде примерно одинаковое. Не особо заметное. Разве что перед Канадой мы больше обычного переживали, поскольку раньше никогда так далеко не летали. Но перелет прошел быстро и весело. Обратно летели с трудом после усталости, но на позитиве.

— Были проблемы с багажом. Нашелся?

— Багаж привезли через несколько дней. Все на месте, коньки на месте. Это главное. Тренировки не сбились, поскольку мы и так отдыхали день после прилета в Москву.

 

Чаще всего я сама примерно понимаю, на каком буду месте после проката

— Танцы на льду — вид спорта, где скорее нужно думать о далекой перспективе. Практически нет прецедентов, когда пара в первый же взрослый сезон сразу побеждает. Вы с Дэвидом это ведь тоже понимали?

— В танцах серьезная конкуренция. И замахнуться сразу в первый год на Сашу с Ваней или Пападакисов будет наивно и глупо. Но если взять себе в ориентир пары уровня чуть ниже, пусть и опытные, то почему бы с ними и не посоревноваться? В каждом из нас есть максималист, поэтому стремишься бороться за высокие позиции. Но нужно работать.

— Какие примерно задачи для себя видишь по этому сезону? Условно говоря, топ-5 чемпионата России?

— Дело даже не в конкретных местах на соревнованиях. Очень хочется показать, что ты уже не юниор. Но для этого нужно много пахать. Не скажу, что мы халтурили в межсезонье, но пока на стартах не получается показать того катания, которого мы бы сами хотели от себя видеть. Нужно время.

— Получается, ждешь, пока к вам поменяется отношение аудитории?

— Да. Но все зависит от нас, мы сами формируем отношение к себе. Мотивации выше крыши.

— Наверняка слышали о критике Ильи Авербуха во время комментирования «Гран-при» в Канаде. Как на нее правильно реагировать?

— Не смотрю обычно свои прокаты в интернете. Разве что сразу после соревнований. Интересно, как мы смотримся со стороны, я захожу в раздевалку, беру телефон и сразу же пересматриваю прокат. На следующий день и тем более через неделю я уже не смотрю программы. Критика — это нормально. Кому-то понравился прокат, кому-то нет, вид спорта у нас субъективный. Такие отзывы даже полезны, они дают пищу для размышлений. Если кому-то не хватило подачи в образе, то, значит, нужно над ней лучше работать. При этом не загоняться и понимать, что всем в любом случае не угодишь.

— Говоря о конкуренции с другими парами, вам было принципиально важно обыграть на этапе в Ванкувере Дэвис и Смолкина? Ребята, так же как и вы, впервые выступали по взрослым, при этом по юниорам у вас успехов несравнимо больше.

— Хотелось, скажу честно, много кого в Канаде обыграть. Я видела много новых пар. Один сезон — не показатель, кто-то два сезона назад вышел во взрослые. Поэтому бороться можно было. Выше нас точно были канадцы, итальянцы, испанцы. С другими парами старались конкурировать. С Дианой и Глебом особенно интересно соперничать, как со всеми россиянами. Конкуренция у нас в стране высокая. Но это здорово, большой интерес как у зрителей, так и у самих спортсменов. На чемпионате России всегда довольно «жарко».

— То есть нет обиды, что по вниманию, оценкам и реакции на прокаты экспертов сейчас пару Дэвис/Смолкин ставят выше вас? Хотя вы призеры юниорского чемпионата мира, в отличие от Дианы и Глеба. Но сейчас все переигрывается.

— Обиды нет. Есть мотивация бороться за свой статус. Если ты занял строчку ниже на соревнованиях, значит, ты в чем-то, но был хуже соперника. И надо больше работать, а не обижаться. Все приходит с опытом. Все в наших руках.

— И все-таки танцы на льду многие отмечают как не всегда объективную дисциплину, на которую влияют неспортивные факторы. Ты с этим не согласна?

— Я стараюсь об этом не думать. Конечно, я слышала все эти разговоры. Но что я могу с этим сделать? Я получаю удовольствие от того, что я делаю, и стараюсь сделать все, что от меня зависит. Я считаю, что если ты выложился на максимум и сделал все, на что наработал, то тебе не поставят ниже того, сколько должны. По крайней мере, ты будешь честен перед собой. Важно не давать повода в себе усомниться и сделать все, что от тебя зависит.

— Разбираетесь в судейских моментах? Понимаете, за что вам ставят оценки и почему? Многие танцоры честно признаются, что не разбираются в протоколах.

— Очень волнительно на первых стартах, когда еще не знаешь, как тебя будут оценивать. Нас очень выручают контрольные прокаты, на которых судьи нам говорят про наши ошибки и замечания. И ты лучше понимаешь, как тебя видят судьи. Сидишь в кис-энд-край и сам видишь, что здесь пошатнулся, здесь локоть был ниже обычного, — за это все могут снять. Так что я чаще всего примерно осознаю после проката, на каком буду месте.

 

Огромное уважение к Валиевой, восхищаюсь тем, какой труд стоит за ее успехами

— Вы всегда мечтали о танцах на льду? Либо все-таки рассматривали и одиночное?

— Я долгое время интересовалась только одиночкой. И очень хотела стать постановщиком программ. Мне с самого детства нравилось искать интересные идеи, находить связки, движения. О танцах и не думала. Попасть в танцы не так-то и просто, если не обладаешь нужной легкостью, коньком, скольжением. И когда мы пробовались, нам сразу сказали, что отбор жесткий. Нас взяли, но какое-то время я совмещала одиночное и танцы. Расписание тренировок позволяло, и две недели я пыталась кататься без выходных. Рано или поздно нужно было решать, и я сама выбрала танцы, а родители меня поддержали.

— В одиночном дошли до тройных?

— До двойного акселя. Мне было девять лет, когда я закончила одиночку.

— Сейчас в девять лет прыгают четверные...

— Я видела. Невероятно.

— Как оценишь всю эту техническую революцию последних лет?

— Смотрится зрелищно. Очень интересно смотреть бывает и мальчиков, и девочек. И пары! Переживаю больше, чем за танцоров. У нас если разбираешься, то можешь волноваться за твизлы, поддержки, дорожки. Но в основном смотришь на целостность программы. А в парах и одиночном бывает страшно иногда смотреть на их элементы. Акцент — на прыжки, и это захватывает. Больше всего впечатляет, когда заход на прыжок был неудачным, спортсмен летит под наклоном, но все равно выезжает. Круто!

— Кто вам больше всего нравится в одиночке?

— Очень интересно следить у девочек за олимпийской гонкой. И у мальчиков тоже большая конкуренция. Выделить кого-то отдельно не могу. Все выросли в плане катания, у всех мощные, сильные прыжки. Смотришь на фотографии, как они вылетают за бортик, — как этим не восхищаться? Так что мне нравятся все наши лучшие фигуристки.

— Наверняка с кем-то сдружились во время соревнований? Близкие души?

— Я очень хорошо общаюсь с Камилой Валиевой. Она душечка, такая хорошая! Наверняка другие девочки тоже замечательные, но я сама общалась больше всего с Камилой, так уж вышло.

— Порой смотришь на выступления Валиевой и не веришь, что на это способен человек. Тем более в 15 лет.

— Так как я сама фигуристка, я впечатлена еще больше. Понимаешь, какой большой труд стоит за ее успехами. Она огромная молодец, уважению и восхищению нет конца и края!

— Как будущий хореограф видите в ней особые балетные данные, которые отмечают многие эксперты?

— Она и правда очень хороша в плане постановок, катания. Вообще в олимпийский сезон в катании прибавили многие девушки, приятно и интересно смотреть. У Камилы есть свои особенности, козыри, но их можно выделить и у других фигуристок.

 

После коронавируса даже обычные тренировки давались тяжело

— Принято считать, что в танцах травм меньше, чем в одиночном катании. У вас с партнером были тяжелые повреждения?

— По-настоящему серьезных, тьфу-тьфу, не было. Все зависит от разминки. Бывает такое, что плохо размялся и можешь потянуть пах. Это очень больно. Главное — работать со своим телом. Даже если я не успеваю на разминке, в раздевалке буду себя растягивать, потому что это все не шутки. Последствия могут быть очень болезненными.

— В прошлом сезоне вы с Дэвидом много болели и пропустили сразу несколько стартов. Насколько я слышал, болезнь проходила довольно тяжело, это так?

— Я болела тяжело. Сначала я заболела на полтора месяца. Выходила — даже не хочется вспоминать, что было. Потом Дэвид заболел. После болезни нельзя резко давать нагрузку, форсировать подготовку. А так хочется выйти наконец-то на соревнования! Нервировала эта ситуация. Хорошо, что выступили на первенстве России, причем довольно неплохо, в хорошей форме приехали на этот старт.

— Многие говорят о долгосрочных последствиях коронавируса. Вы ощущали последствия болезни в дальнейшем?

— Они были. Примерно до января мне было тяжело тренироваться. Катаешь, например, по кругу вдоль бортика два круга — и уже устал. А раньше даже не замечала такую тренировку, рассматривала ее как отдых. Нагрузка чувствовалась в элементарных движениях. Но спортсменам не привыкать бороться со своим телом. Если легко — значит, ты где-то недорабатываешь.

— Сейчас уже все хорошо?

— Вполне. Симптомов нет. Но тренировки непростые, они и не должны быть такими. Нужно привыкать к нагрузкам, тогда соревнования пройдут проще.

 

Отношения в паре возможны, но нужно уметь разделять личное и профессиональное

— Общаетесь с Дэвидом в обычной жизни? Дружите?

— Мы не лучшие друзья, но хорошие приятели. Мы в этом году, например, вместе поехали отдыхать большой компанией. В целом хорошо провели время, главное, не надоели друг другу.

— В этом, пожалуй, и есть самое сложное. Найти баланс между взаимопониманием и переизбытком общения.

— Согласна. Иногда нужно отдыхать друг от друга.

— Основная идея постановок в танцах — это про отношения мужчины и женщины. При этом их ставят еще не сформировавшимся ребятам, юниорам. Сложно было понять года три-четыре назад, что хотят увидеть судьи?

— Нам помогали тренеры. Они всегда подскажут, как правильно бросить взгляд, какие делать движения. Главное — слушать внимательно и впитывать как губка. К тому же у нас были уроки актерского мастерства, так что мы умело играли.

— Один российский судья недавно заявил, что когда между партнером и партнершей есть чувства за пределами катка, то им проще катать лирические программы.

— Если отношения не мешают тренировочному процессу, то почему нет? Но это зависит от конкретных людей. Нужно уметь отделять личное от профессионального. Самое рискованное — разрыв в личных отношениях может привести и к разрыву пары.

— Верите в настоящую дружбу в фигурном катании?

— Между разными видами — вполне. А в танцах разве что внутри своей группы, и то наша группа, вероятно, исключение из правил. Могу представить себе сценарий, где буду общаться с теми, кто перешел в другую команду. Все-таки до этого вы долго вместе тренировались, общались. Жизненные обстоятельства изменились, но это не повод отказаться от общения.

— В этом сезоне болеете за Степанову и Букина? В плане борьбы за Олимпиаду, на крупнейших стартах.

— Конечно, к ним у меня особенно теплое отношение, все-таки мы тренируемся вместе. И я желаю им успеха. Но мне нравятся многие топовые пары. Олимпиада будет в этот раз очень интересная, конкуренция серьезная. Мне интересно смотреть на мировых лидеров и учиться у них. У каждой большой пары есть свои фишки, свои плюсы.

— В планах, в мечтах какие видите для себя цели?

— Наверняка каждый спортсмен назовет олимпийскую медаль. Я не исключение. Но чтобы дойти до нее, нужно пройти много этапов карьеры. Нужно уметь показывать на соревнованиях то, что у тебя получается на тренировках. Иногда мы с этим справляемся, иногда не все получается. Но мы над этим работаем. Также я очень хочу стать тренером. Кто-то мечтает в кино уйти, хочет врачом работать, юристом, здорово, что у них много интересов. Но я настолько фанатею от фигурного катания, что не вижу себя в других сферах жизни. Без него никак.

Елизавета Шанаева
Родилась 30 мая 2004 года в селе Брут (Республика Северная Осетия — Алания)
Выступает в танцах на льду. В паре с Дэвидом Нарижным — бронзовым призером чемпионата мира 2020 года среди юниоров и бронзовым призером финала «Гран-при» среди юниоров, победитель и призер этапов серии «Гран-при» среди юниоров, победитель и серебряный призер первенства России среди юниоров и бронзовый призер Budapest Trophy.

Рустам Имамов, "Спорт Экспресс"
связанные материалы:
Добавляйте ОсНову в список своих источников —
рекомендуем
 
17:57
17:29
16:53
16:33
15:41
15:15
14:19
13:28
13:04
11:53
11:10
10:14
09:27
01:52
06/12
06/12
06/12
06/12
06/12
06/12
06/12
06/12
06/12
06/12
06/12
06/12
06/12
06/12
05/12
05/12
05/12
05/12
05/12
04/12
04/12
03/12
03/12
03/12
03/12
03/12
03/12
03/12
03/12
03/12
03/12