общество / 19 января 2023, 14:2119.01.2023, 14:21
1675615239
/ 799

Присаживая на ощущение добра и покоя

Будни уникального центра реабилитации наркозависимых - в большом репортаже «ОсНовы».

Корреспондент «ОсНовы» Карина Икаева отправилась в Горную Санибу, чтобы узнать о методах счастливого возвращения в жизнь, семью и общество бывших наркоманов.

У хлебной будки на проспекте Коста стоял подтянутый 47-летний мужчина в зеленой камуфляжной одежде. Своим спокойствием и открытой улыбкой он заметно выделялся на фоне ушлых таксистов и спешащих по делам пешеходов. Гиа простодушно поздоровался со мной. Днем ранее он вызвался отвезти в Горную Санибу, в республиканский центр медико-социальной реабилитации больных наркоманией. Предложил сесть на переднее сидение.

- По дороге покажу вам красоту, не убирайте далеко телефон.

Четыре года назад он и сам был наркоманом, но следы прошлого как будто навсегда стерлись с его внешности и манеры речи. Он успешно прошел реабилитацию в центре. Тем не менее мужчина сам начинает рассказ и смело достает самые неприглядные моменты своей биографии, как будто в подтверждение того, что изменился.

Машина пересекла черту города. Гиа щурится от солнца, а может, просто улыбается. Говорит, просыпается в 6 утра и всегда «с любовью в сердце». Жалеет, что спустил половину жизни на наркотики, получал судимости, в том числе за кражи. Хорошо помнит два тяжелых дня, как он, исхудалый и грязный, лежал дома на полу. Одинокий и ненужный никому, кроме своих должников. От собственного бессилья помышлял о петле, но остановился. Или его остановили. Он почти сразу говорит о Боге, его присутствие ощутил в последний момент.

Сегодня Гиа желанный гость во многих домах. Помогает тем, кто однажды оступился. Кроме того, раз в неделю посещает республиканский дом-интернат для престарелых и инвалидов «Забота». Сам берется за самую трудную работу. Купает пожилых, меняет им памперсы. Некогда лидер в любой компании, Гиа с удивлением признается, как круто может повернуться жизнь.

Он указывает куда-то вдаль: на склон, где пас баранов. Говорит, летом в той части расстилаются красивые «ковры» из лавандовых цветов. Показывает фотографию в галерее.

- Наверняка после гор возвращаться в город не хочется?

Отвечает, не задумываясь:

- Мне нравится и в горах, и в городе. Хорошо там, где я нахожусь.

Тем временем идущие нам навстречу местные жители машут ему рукой.

- Смотрю, в Горной Санибе вас все знают?

- Ну да. Каждый предлагает зайти в гости, даже пожить.

 

«Кому было сложнее признаться? Самому себе!»

В этом центре мужчина когда-то обрел покой. Многие наркоманы обращались в центр по его совету, некоторых он приводил сам. Один из реабилитантов Альберт рассказал, что из трех вариантов почему-то выбрал именно этот. Говорит, здесь подходят «с добротой», индивидуально к каждому. Он утверждает, что справиться самому не получится. С Божьей помощью и поддержкой близких можно выйти, казалось бы, из безвыходного положения.

 


- Я, можно сказать, недолго находился в наркотическом безумии, начал 2,5 года назад. Попробовал в 32 года, — рассказывает он. — Кажется, что все контролируешь, но потом наркотик контролирует тебя. 
В глазах у молодого человека читается невыразимая боль, которую ему пришлось пережить. Когда речь зашла о жене, Альберт улыбнулся. Супруга поддерживала его и верила, что он сможет побороть зависимость. Наркотики в его жизни появились внезапно, не исключает, что, возможно, от какой-то скуки. Потому что он имел всё: семью, ребенка, работу. В отчаянии обратился за помощью к своему отцу, который смог его поддержать.

- Кому было признаться сложнее: жене или отцу?

- Самому себе. Я не считал себя наркоманом, не хотел признаться себе в этом.

Реабилитанты несколько раз в день собираются в общем зале. Обсуждают Места Писания, произносят молитвы и пытаются найти для себя нужные ответы. Ходом собрания руководит наместник центра Роберт Перисаев. Он деликатно корректирует, наталкивает на размышления. И в первую очередь выстраивает в коллективе уважительное отношение друг к другу.

- Обсуждаем Места Писания, образ жизни людей. Последствия их поведения мы переносим на сегодняшнее время. Видим, что последствия неправильных действий тогда и сегодня ничем не отличаются, - объясняет он.

- Заметила, что среди ваших реабилитантов нет подростков. Почему?

- Передумали. Родители испугались того, что взрослые наркоманы могут испортить их детей. Несовершеннолетних наркоманов, к сожалению, много. Очень зря, что они не прибегают к помощи нашего центра. Уверяю всех, если уж кто-то может направить на нужную дорогу, то это старшие. Здесь есть взрослые, прожившие очень много лет, они бы рассказали о своей жизни, что бы хотели исправить. Для подростков было бы назидательно. Если бы родители здесь побывали, они бы поменяли свое мнение.

 

«Возвращаясь в мир, ухо режет матерное слово»

Самому старшему в центре Игорю — 60 лет. Он старается освободиться от алкогольной зависимости. Интеллигентный мужчина рассказывает неторопливо.

«С Богом все дается легче. От грязного возникают какие-то барьеры, если ты Бога впускаешь в свое сердце. Здесь никто никого не держит. Но никто уезжать и не хочет, потому что здесь он испытывает внутреннюю радость. Когда начинаешь в мир спускаться, тебе ухо режет и матерное, и грубое слово», — считает мужчина.

На Новый год в центр приезжали родственники реабилитантов. Они провели здесь несколько дней. Познакомились с условиями, посмотрели на работу центра. Перисаев был очень удивлен, когда один из реабилитантов поделился с ним необычными планами.

- К одному из них приехала жена. Подходит ко мне и говорит, что завтра с женой собирается пасти баранов. Я так удивился. Такого никогда еще не было. Вы слышали когда-нибудь о таком? Я говорил ему, что он может ничего не делать. Погуляйте. Нет, парень настоял, что идут пасти баранов.

Спрашиваю у парня:

- Ваша супруга сама вызвалась или вы предложили?

Довольным голосом отвечает:

- Она могла отказаться, но не отказалась.

 

Изабэлла из шумных баров

Среди реабилитантов – 17 мужчин и три женщины.  Дверь в женскую спальню приоткрыла красивая молодая девушка Изабэлла. На секунду показалось, что, вероятно, она приехала навестить кого-то из родных. Пригласила в маленькую и уютную комнату с несколькими двухъярусными кроватями. Комната могла бы вместить не более 4-5 человек. Рассказала, что сама обратилась за помощью. Говорит, в прошлом - любительница шумных вечеринок, она с друзьями могла выпить алкоголь и впоследствии даже попробовать легкий наркотик.  

- Если ты живешь такой жизнью, то рано или поздно подсядешь на крепкие наркотики или станешь алкоголиком. В разгар моей молодости, в 23-24 года, очень часто веселились. Обычно людям после алкоголя бывает физически плохо, а когда пила я, меня на следующий день и весь месяц преследовало чувство стыда, даже, если я не сделала ничего плохого. Душа почему-то мучается. Именно это и подтолкнуло.

Она решила предупредить возможные негативные последствия. К слову, свой день рождения отметила вместе с реабилитантами. Говорит, в центр приехала всего на 10 дней, а осталась на три месяца. До этого она приехала на один день в гости. Девушка заметила, что прошла тревожность, настало спокойствие. Она ощутила здесь присутствие Бога. К девушке в центре относятся с особой заботой, по-отечески.

 

Из бывших

Говоря о сроках реабилитации, Роберт Перисаев считает важным не торопиться. По его мнению, ускорение может только навредить. Беседуя за шахматным столом, он приводит довольно ясную аналогию.

- Сколько времени необходимо на реабилитацию? Можно ли ускорить процесс выздоровления?

- Это целый человек, не машина. Это ценность: чей-то сын, отец, брат. Ускорение может дорогого стоить. Всему свое время. Я бы не хотел, чтобы последствия были результатом моих ускорений. Не могу так рисковать. Не получится обмануть Вселенную, какой бы ты умный ни был, насколько далеко ты бы ни просчитывал. Если ты способен просчитать на четыре хода вперед, но пытаешься просчитать сразу на пять, то делаешь фатальную ошибку. И офицер (шахматная фигура – прим.ред.) берет ферзя.

- По-вашему, что можно считать хорошим результатом?

- Результат не только в том, что человек больше не употребит наркотики. Если человек употребил, и ему от этого плохо, я считаю, что это - результат. Что-то внутри столкнулось с наркотиком, и происходит некое возмущение. Значит, то, что мы вложили в него, работает. Наша задача, чтобы душа любого из них была на нашей стороне. Для меня важно, чтобы здесь было ощущение покоя, ощущение добра, мира. Моя задача в хорошем смысле - присадить их на это.

- То есть дать им другую...

- Зависимость, да.

- На собраниях вы стараетесь привести людей к осознанному общению с  Богом. В центре проживают люди разных вероисповеданий: мусульмане, христиане, протестанты и другие. А как выстраивать работу с атеистами?

 - Это не отменяет того, что у атеиста есть душа, и она умеет чувствовать. Он в голове атеист, а душа - не атеистка. Душа знает, боится, хочет верить. Здесь главное, чтобы не было разделения. Спорные моменты мы откладываем в сторону. Учим людей контактировать друг с другом, не касаясь болевых точек. Главное, если что-то доказывают, остаться при своем мнении, при этом, чтобы тебя тоже не задеть. Это своего рода искусство, которому надо учиться. И не только им (реабилитантам).

По словам подопечных центра, Роберт помогает им посмотреть на свою жизнь под другим углом, задает вопросы, о которых они раньше не задумывались. Перисаев считает, что довольно хорошо знаком с психологией наркозависимых, поскольку сам бывший наркоман.

В центре на стенах можно заметить известные картины. В их числе - произведение Рембрандта «Возвращение блудного сына». Зал для собраний украшает репродукция картины Леонардо да Винчи «Тайная вечеря». Слева от двери установлена наряженная елка. Пространство на полу и подоконниках занято комнатными растениями. В углу к стене прислонена гитара.

- Есть мнение, что для выздоровления нужно полностью отгородиться от внешнего мира. Здесь же разрешены мобильные телефоны, есть выход в Интернет, общение с родными.

- Я не сторонник того, чтобы ограничивать людей. Я сторонник того, чтобы научить людей справляться с трудностями. Сколько ты будешь держать запреты, все равно доберутся до телефона. Это можно сравнить со спортсменами. Их обучают всему, с чем они могут столкнуться в своей профессии. Если чему-то не обучат, то в этой ситуации он будет не способен показать свое мастерство. Это станет провалом. Лучше если человек ошибается здесь, чтобы мы совместно с Божьей помощью справились.

- У вас есть помощники?

-Здесь любой помощник, который более-менее окреп. Я стараюсь к ним прислушиваться, часто их мнение бывает для меня важнее своего. И даже если их мнение неправильное,  для меня все равно оно важнее.

- В центре нет врачей в белых халатах, здесь не выдают лекарств, нет камер видеонаблюдения.

- А мы ни к чему такому и не прикасаемся. У нас белые халаты в другом формате, инъекции другие. Чистота на другом уровне, не на физическом.

 

Наказ женам

Между тем, говоря буквально о чистоте, в уборке дома заняты все. В узком коридоре, ведущем в мужскую спальню, стоит гладильная доска. Один из реабилитантов Игорь гладит постельное белье под звуки музыки, которые доносятся из умной колонки. В это время на первом этаже кто-то протирает зеркала. На кухне повар Катя готовит лывжа. Все место на плите заняла большая алюминиевая кастрюля. Она до краев заполнена очищенной картошкой. 

На столе – на тарелках разложено домашние сало и аджика. За стол присели двое мужчин.  Один из них особенно бледен. Недавно у него упало давление, началось кровотечение. Его отвезли в больницу во Владикавказ. Шутит, что лицо приобрело «аристократическую бледность».

На входе в дом в ряд лежит с десяток пар темных тапочек.  На их фоне контрастируют розовые кроксы с яркими джибитсами (украшения, значки. – прим.ред.).  

На втором этаже слышатся оживленные голоса. Одного из мужчин приехала навестить сестра. По словам Перисаева, совсем недавно родственники реабилитантов приезжали на несколько дней. Они могли осмотреться, получше познакомиться с другими обитателями дома.

- Есть мнение, что общение с родственниками может ухудшить состояние. Какой позиции придерживаетесь вы?

- На Новый год приезжали их родственники, жены, мамы. Провели в центре три дня. Рано или поздно реабилитанты будут общаться с родными. Им надо будет вернуться домой. И дома мама или жена все равно неосознанно будут ему мешать. Представьте картину: приходит он домой, и ему в глаза смотрят постоянно, «сделал» он или нет. С мамами тяжело договориться. Они понимают, соглашаются с тем, что я говорю. Но они не могут себя контролировать. Материнское берет вверх, например, страх.

- А как реагируют жены?

- Много случаев, когда наркозависимый попадает в центр, и в это время от него уходит жена. Я не знаю, о чем думают женщины. Им вдруг приходит мысль, что так жить больше нельзя. Решение можно же было принять до этого или подождать, когда закончится реабилитация.

- Человек в этот момент ломается?

- Это усложняет мне работу. Нужно бывает тратить больше времени, и в месяц уже не вмещается. Его нужно подготовить к тому, что жена может не вернуться. Пока мы его не подготовим к этому, ему нельзя уходить. Если выйдет, он не справится с тем давлением, которое на него оказывается.

 

Буч, Атас и Маша

На улице слышна оживленная работа. Мужчины сгребают сено и кладут на тачку. Утром кто-то из реабилитантов ушел пасти баранов. Рядом с их загоном обитает ослица Маша, которая собирается в ближайшее время дать потомство. Хозяйство немаленькое: несколько десятков баранов, две лошади и много кур, которых не сосчитать. Они свободно гуляют по всей территории центра, за ними молчаливо наблюдает крупный и мощный пес Буч. Он привязан к людям, и ждет, чтобы его погладили. Два других гиганта – в отдельных вольерах. Их выпускает только для выгула сам Роберт. Рекомендуют держаться подальше от пса по кличке Атас. Рядом, в соседнем вольере - спокойный пес, который даже повилял хвостом.

- Такой спокойный, его ведь можно выпускать во двор как Буча?

- Усыпляет бдительность, - замечает кто-то.

Чуть дальше находится новая ферма. Говорят, еще не готова к работе, временно здесь сушат горные травы. А прямо за ней расположена старая ферма.

- Как готовитесь к зиме?

- К зиме готовимся летом. А к лету - зимой. Для нас зима не приходит неожиданно. Накосили сами сено для нашей скотины. Привезли. Есть снегоуборочные лопаты. Ощущается поддержка властей: не нужно платить за свет и газ, продуктами помогают. Помогают и люди. Мы не ропщем, но можно улучшить.

Говоря об улучшениях, в центре мечтают о своем производстве, чтобы иметь возможность решать возникающие непредвиденные трудности. Бывают случаи, когда реабилитантам необходима помощь стоматолога, внезапно могут возникать и другие проблемы со здоровьем. Учитывая, что не у каждого реабилитанта есть родственники и не все нужны родственникам, приходится разрешать и эти вопросы.

- Есть нужды, которые никак не пропишешь. Чрезвычайные. Откуда ни возьмись, вылезают.

Он отметил, что ранее в центр приезжали представители власти, этот вопрос взяли во внимание. В центре готовы экспериментировать. Хотя прекрасно понимают нынешнюю обстановку.

Собираясь в обратную дорогу, из кухни суетливо выбегает повар Катя.

- Вы же не поели! Пойдемте за стол.

- Спасибо, но пора ехать.

- Есть кусочек пирога. Положу вам сейчас в дорогу.

Тем временем несколько человек выгружали на тачку сено. Альберт подошел к Роберту, чтобы посоветоваться. Смущенно улыбнулся. До этого в интервью он признался, что никто из его близких не поверил бы, что когда-нибудь он будет пасти баранов.

На обратной дороге во Владикавказ у Гии зазвонил телефон. Его попросили оказать небольшую услугу. Говорит, рад, что возникает возможность принести пользу. Он рассказал о предстоящих планах, в которые входит и посещение спортзала. Однажды к нему подошел мужчина на дорогом джипе и признался, что хотел бы оказаться на его месте, хотя бы на один день.

- Я счастливый человек, четыре года назад я начал жить по-новому. Сегодня у меня есть всё. Даст Бог, может, и жену встречу.

Карина Икаева
связанные материалы:
Добавляйте ОсНову в список своих источников —
рекомендуем
 
09:39
02:05
01:51
04/02
04/02
04/02
03/02
03/02
03/02
03/02
03/02
03/02
03/02
03/02
03/02
03/02
03/02
03/02
03/02
03/02
03/02
03/02
03/02
03/02
03/02
02/02
02/02
02/02
02/02
02/02
02/02
02/02
02/02
02/02
02/02
02/02
02/02
02/02
02/02
02/02
02/02
02/02
02/02
01/02
01/02