спорт / 24 марта 2023, 19:1524.03.2023, 19:15
1685950677
/ 513

Василенко: "Приехал совершать большие дела"

Главный тренер ФК «Алания» рассказал о своей философии футбола, вспомнил матчи на стадионе «Спартак», сравнил Владикавказ и Воронеж.

«В АЛАНИИ УЖЕ СУЩЕСТВУЕТ ОТКРЫТАЯ И ЧЕСТНАЯ АТМОСФЕРА»

― Рады приветствовать вас. С какими мыслями проходят Ваши первые рабочие дни?

― Спасибо большое! Я тоже всех приветствую, всех работников, всех болельщиков футбольного клуба «Алания». Я окунулся в такую атмосферу… Удивительную, профессиональную, теплую. Абсолютно все работают с душой и с большим уважением друг к другу. Это зона без конфликтов, работать в такой атмосфере всегда приятно. Первые дни, конечно, получились насыщенными, и я благодарен всем людям, которые помогали мне адаптироваться. Очень рад оказаться здесь, спасибо!

― Одним из главных факторов успеха больших клубов является сплочение коллектива от водителя автобуса до сотрудников офиса. Планируете ли Вы создать нечто подобное в «Алании»?

― Да, безусловно. Я считаю, что это путь к успеху, ведь мы, простые люди, добиваемся успехов, когда двигаемся вместе в одном направлении. Например, если семья вместе, то она делает очень много и способна делать еще больше. Я привык так жить, меня воспитали таким образом. Надо с уважением относиться ко всем людям и делать свою работу честно. Что в предыдущих клубах, что здесь ‒ мое уважение не было наиграно. Всегда со всеми общался и был открыт. Здесь мне хотелось бы сделать того же самого. Отмечу, что в «Алании» открытая и честная атмосфера уже существует, чему я безгранично рад!

― В нынешнем положении клуба это особенно важно? Как Вы сказали: «Кулачком и прем, прем».

― Конечно. «Алания» ‒ это клуб с большой историей. Было очень много взлетов и падений, которые все переживали очень искренне, но клуб возродился, проделал огромный путь. «Алания» – флагман футбола. Надо сделать следующий шаг, раздвинуть границы наших возможностей. Мы должны оказаться в РПЛ, потому что в нашем коллективе изначально собраны очень сильные люди, а вместе с ними можно покорить многие вершины. Выход в Премьер-лигу ‒ это очень важное событие и для меня, и для всех, поэтому будем стремиться к цели!

 

«С ДЕТСТВА ПОМНЮ, ЧТО ЗДЕСЬ БОЛЕЮТ НЕИСТОВО»

― Если не брать в расчет Ваш период работы в «Факеле», с чем ассоциировалась «Алания»?

― С «Аланией» мы играли, когда я работал в «Анжи», приезжал сюда и вместе с «Сатурном». А так, с детства помню, что во Владикавказе всегда играли сильные футболисты. Матчи на «Спартаке» запоминались. Это была потрясающая атмосфера, просто удивительная! В Осетии бесспорно любят футбол, люди всегда заряжены и болеют с душой. 

― А что больше всего запомнилось в противостояниях «Алании» и «Факела»?
― Мы соперничали, но наши футболисты, и мы, тренеры, уважали друг друга до игры, во время и после нее, независимо от результата. Могли созваниваться друг с другом, поздравлять с успехами или поддерживать, когда были неудачи. Но при этом наши команды показывали агрессивный, современный, скоростной футбол, и, думаю, болельщикам нравились эти противостояния. По крайней мере, наши встречи были честными, мужскими, и команды играли в яркий, атакующий футбол!

― Можно ли сравнить и сказать, что и Владикавказ, и Воронеж ‒ футбольные города?

― Да, безусловно. Я же сам с соседнего региона (Ставропольский край - прим.) и помню еще с детства, когда приезжал на матчи «Алании», что здесь публика болеет неистово! В Воронеже всегда бывает потрясающая атмосфера. Люди там живут командой, болеют с большой любовью и чистым сердцем. В этом и вправду присутствует очевидная схожесть. 

― Вы придерживаетесь философии запрета паса ради паса. Расскажите, как простым болельщикам это понимать?

― Вы знаете, многие команды любят держать мяч и передавать его друг другу без угрозы для ворот соперника. Так вот я ‒ не сторонник этого. Нужно понимать, что мы играем не для статистики. В моей философии мяч надо двигать вперед, так бы я и расшифровал это. Да, и если обратиться к статистике, за последние два года было несколько команд, которые владели мячом больше других, но в лидерах не присутствовали. А в лидерах были как раз «Алания» и «Факел», потому что мы этот мяч двигали вперед!

― Вы приняли «Аланию» по ходу сезона, планируете сходу начать прививать свой стиль, или у вас есть план «Б»? 

― Плана «Б» у меня нет. Вы правильно подметили, я принял команду по ходу сезона и, в первую очередь, хотел бы выразить благодарность предыдущему тренерскому штабу за работу. Но почему же все-таки нет плана «Б»? Потому что это ‒ моя философия игры. И я знаю, что в этом клубе футболисты могут так играть, поэтому мы с первого дня нашего знакомства объяснили парням, как хотим играть и что хотим для этого делать!

 

«ХОТЕЛ КАК МОЖНО СКОРЕЕ ПОЗНАКОМИТЬСЯ С КОМАНДОЙ»

― Взаимодействие с командой наладили без проблем?

― Мы познакомились, приняли друг друга, приняли ту философию, в которую мы будем играть, и улучшать ее соответственно. Планируем двигаться в этом направлении.

― С кем из игроков были знакомы раньше?

― Мы ведь два года соперничали, поэтому заочно хорошо знали друг друга, ребята знали меня, а я их, но лично был знаком только с Константином Плиевым. Вместе с ним работали в «Балтике». 

― В одном из интервью вы говорили, что в работу надо «врываться на драйве», в свою нынешнюю работу тоже ворвались именно так?

― Да, безусловно (улыбается). Я ощутил это еще тогда, когда ехал сюда. Понимал, что это новые эмоции, новые идеи. В голове сразу появилась приятная путаница, где надо все разложить по полочкам. И уже на первой тренировке я понял, вот она эта стихия, вот этот драйв, и сразу захотелось всего и много. Но потом приходит осознание, что ты только в начале пути. Знаете, здесь собраны сильные футболисты, и я хочу, чтобы они стали лучшими! Это моя мотивация. С этой мыслью я просыпаюсь и засыпаю. 

― У нас есть и вторая команда, планируете присматриваться к игрокам «Алании-2»?

― Безусловно, важна целостная структура клуба. На предыдущем месте моей работы я уделял время и второй команде, и академии. Приходил на тренировки к детям, которым по семь лет. Мне было интересно за ними наблюдать. Я общался с ними, был открыт, мы обсуждали с ребятами разные моменты на футбольные темы. На данный момент мы находимся в определенном цейтноте, нам надо сконцентрироваться на главной команде. Но потом мы в обязательном порядке будем уделять внимание нашей молодежи. Это всегда интересно. Тем более, я прошел все эти этапы на тренерском поприще. У меня более 20 воспитанников, которые заиграли во взрослом футболе. 

― Кем из ваших воспитанников гордитесь больше всего?

― Это трудно сказать (улыбается). Так можно и обидеть кого-то! Неправильно кого-то выделять. Расскажу, но не в рамках интервью (смеется). 

― На первой встрече вы упомянули фразу из видеокомментария Батраза Гурциева о «двенадцати финалах». Немного познакомились с социальными сетями клуба?

― Я хотел как можно скорее познакомиться с командой, и я открыл официальный сайт клуба, посмотрел, почитал, что-то для себя подметил. А так в соцсетях я ‒ очень редкий персонаж. Конечно, у меня есть аккаунты, но они больше для личного пользования. На сайте увидел интервью, а мне всегда интересно мнение футболистов. И слова Батраза мне показались очень достойными, в них я увидел целеустремленность и желание!

― За страничками футболистов не следите?

― Если подписываются на меня, подписываюсь в ответ. Конкретно за футболистами не слежу, если вижу какие-либо важные события в их жизни, всегда поздравляю, я считаю это важно. 

 

«ПРИЕХАЛ К РОДИТЕЛЯМ В СТАВРОПОЛЬ, А УЖЕ НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ ВЫЕХАЛ ВО ВЛАДИКАВКАЗ»

― Чем занимались в период между уходом из «Факела» и приходом в «Аланию»?

― В этот перерыв уделял время семье. С сыном занимался футболом и хоккеем, возил на тренировки, чему-то обучал, что-то подсказывал. Естественно, я занимался и футболом. После отдыха стабильно раз в неделю смотрел английскую премьер-лигу. Читал много книг, саморазвитием занимался, что немаловажно. Но все-таки самым главным делом в свободное время считаю времяпровождение с семьей!

― В какой момент поняли, что пора возвращаться в футбол?

― Наверное, в декабре 2022 года. Поначалу понимал, что нужно отдохнуть, восстановиться, все-таки наша работа связана со стрессом. Поэтому все предложения, которые поступали осенью, я отклонял и говорил честно, что не готов. Знаете, я не привык обманывать людей, потому что если ты приходишь на работу, ты должен отдаваться на все 100%, а если ты не можешь это предоставить, то будет самовыгорание и потеря качества в работе, а это неправильно. Именно поэтому считаю, что в тот период я должен был посвятить себя семье. 

― Как вам поступило предложение от «Алании»?

― Мне позвонили, когда команда летела в Ульяновск. Объяснили ситуацию, предложили встретиться. Встреча прошла в Москве, мы поговорили с руководством. Команда отправилась в Ульяновск, а я приехал к родителям в Ставрополь. А на следующий день уже выехал во Владикавказ. Все прошло достаточно быстро. Потому что руководство максимально конкретно и тактично провело со мной диалог. Мне понравилось, что люди без пафоса и открыто пообщались. Это же всегда чувствуется. У меня не было никаких сомнений и раздумий. Повторюсь, все прошло очень быстро. 

 

«БУДУ ИСПОЛЬЗОВАТЬ МЕТОДЫ МОТИВАЦИИ С ИГРОКАМИ АЛАНИИ»

― Вы упоминали, что в свободное время смотрите АПЛ. По Вашим словам вам импонирует работа Юргена Клоппа. Вы изменили свое мнение об этом тренере, или все так же наслаждаетесь игрой его команды?

― Нет, мое мнение не изменилось. Более того оно укрепилось после прочтения книги «Интенсивность» (Пеп Лейндерс - прим.), написанной его первым помощником о жизни команды изнутри. Смотрю много матчей английской премьер-лиги. Я очень давно наблюдаю за Юргеном Клоппом. Очень тщательно начал за ним следить, когда он перешел в дортмундскую «Боруссию». А то, что он сделал с «Ливерпулем», ‒ считаю, это очень симпатично, это и есть современный футбол, который будет только прогрессировать! Я сторонник подобной философии. Игра «Ливерпуля» Юргена Клоппа ‒ это тенденция мирового футбола. Она нравится всем, завораживает, люди испытывают драйв. И сами игроки получают удовольствие от этого. Надо играть именно так, а иначе, зачем быть в футболе? Просто подержать мяч? Это не имеет смысла, на мой взгляд.

― Юрген Клопп рассказывал о своих методах мотивации футболистов. Вы, ведь, тоже заряжали подопечных показами фильмов о великих спортсменах, например, о Майке Тайсоне. Есть ли у Вас такая история, где ваш метод мотивации с игроками сработал на все 100%?

― Такие истории действительно есть. Думаю, лучше задать этот вопрос футболистам, с которыми я работал (смеется). Так будет более честно и корректно. Потому что я такой человек, который не любит хвалебно говорить о себе. Тем не менее таких моментов было достаточно много. Хочется передавать ребятам тот драйв, которым ты живешь, который ты чувствуешь! Буду использовать методы мотивации и с игроками «Алании», потому что хочется делиться с ними своим внутренним миром. Есть такая фраза: «Человек вкладывает душу». Те же педагоги, учителя, например. Тренер же делает абсолютно то же самое. Помимо работы на поле хочу отдавать всего себя, в целом. Мне нравится такой подход. Все это работает, когда ты чувствуешь, а не когда просто «надо». Некоторые ролики я монтировал вместе с оператором. Мы сидели, делали нарезки, выбирали и накладывали музыку. Под каждый кадр подбирали нужный момент звукового сопровождения. Ролики «заходили», командам это нравилось. Бывали и такие случаи, когда футболисты сохраняли для себя эти видео, потому что это их где-то тронуло. Сохраняли просто, чтобы было и не забывалось. Можно многое показывать, но еще, мне кажется, очень важно говорить. Язык нам дан для того, чтобы мы могли выражать свои мысли и эмоции. Важно понимать что, когда, кому и в какой момент нужно сказать. Когда ты просто по-человечески общаешься с ребятами, то это тоже всегда «заходит». 

― Есть ли у Олега Василенко какое-либо железобетонное правило, которого должен придерживаться каждый в команде? Имеют ли место быть определенные запреты для ваших подопечных?

― Я точно не приемлю хамского отношения к кому-либо. Думаю, это нормально, люди придерживаются подобного. Я не верю в такие истории, когда люди могут нагрубить, оскорбить, а потом оправдываться словами в духе: «Ну, у меня такой характер», ‒ или что-то еще. Считаю, что каждый взрослый, самодостаточный и уверенный в себе человек должен контролировать свои эмоции при любых обстоятельствах. Уважение ‒ всегда прежде всего! А по поводу запретов, в тренировочном процессе не допускается отсутствие концентрации и самоотдачи. Что делают люди после тренировки ‒ это их личное дело. Главное ‒ чтобы это никому не вредило! Ни клубу, ни игроку, ни команде. 

 

«ГУС ХИДДИНК ПЕРЕВЕРНУЛ МОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ ФУТБОЛА»

― В 20 лет Вы получили травму и были вынуждены «завязать» с карьерой игрока. Почему решили стать именно тренером?

― Моя история достаточно банальна. Я четко понимал, что хочу остаться в футболе. Сначала поступил в университет. Помимо общего обучения я начал целенаправленно изучать те вещи, которые, на мой взгляд, должны были пригодиться мне в дальнейшем. Ходил, например, в медакадемию и изучал физиологию и биохимию. Считал, что это очень важно. Четко понимал, что хочу быть в футболе, но не понимал, в какой роли буду выступать, на какой должности буду работать. Поэтому мне хотелось оказаться полезным в любой сфере этого вида спорта. Изучал и работу поларов (Polar – система мониторинга физического состояния) и физподготовку, и тактическую подготовку, параллельно совмещая это с работой. Мне предложили работать тренером в детской школе. Конечно, я согласился. Надо же с чего-то начинать! Долгий путь зависит от первого шага, который всегда нужно уверенно совершать. Пришел в школу вторым тренером юношеской команды. Потом мне дали собственную группу ребят, затем меня отобрали тренером в училище олимпийского резерва. Постепенно развивался на тренерском поприще. С командой СГУ, которая участвовала в факультетских соревнованиях, дошли с ней до турнира уровня КФК. Эта работа стоит для меня особняком, потому что является первой победой с взрослым коллективом. 

А дальше я отправился трудиться в ЦСКА. Это, конечно, стало для меня выходом на новый уровень. Потом у меня был прекрасный период в ФК «Тихорецк», который был бесплатным. Но ничего в этом страшного не было, я работал на свой собственный опыт. Моей целью и мечтой было поступление в высшую школу тренеров. Я накопил средств, смог туда попасть и окончить обучение с отличием. Уже после я оказался во второй команде «Сатурна». Дальше меня пригласили в «Жемчужину-Сочи». Я никогда не отказывался от своих принципов и нарабатывал ту философию, которая у меня сейчас есть. Всегда был погружен в процесс саморазвития, и рад, что до сих пор это делаю. Футбол, как и жизнь, ‒ очень интересное и многогранное явление.

― То есть после того, как вы заложили в себя тренерский фундамент, первым серьезным опытом стала «Жемчужина-Сочи»?

― Да, можно так сказать. Потом я уехал в минское «Динамо». Такие предложения поступают раз в жизни. «Динамо» Минск ‒ это бренд, это имя. В детстве у меня был плакат с этой командой, они в то время стали чемпионами СССР. Это команда с историей. Руководство «Жемчужины» меня понимало, отпустили без проблем, а на мое место пришел Станислав Саламович Черчесов. 

― В 2012 году Вы работали в «Анжи» бок о бок с Гусом Хиддинком. Что интересного можете вспомнить из опыта взаимодействия с бывшим наставником махачкалинцев. 

― Мне было безумно приятно, когда в 2011 году меня пригласили в «Анжи», потому что люди, наверное, заметили идеи, которые я воплощал с предыдущими коллективами, и оценили их. Когда мы познакомились с Гусом Хиддинком и начали вместе работать, то он перевернул мое мировоззрение футбола на 180 градусов. Потому что он ‒ глыба в футболе, глыба как человек! Хиддинк очень тонко чувствует людей. Считаю его потрясающим психологом. Он прекрасно разбирается в тактике. Одним движением, одним подсказом мог изменить ход рисунка на футбольном поле. Общаться с ним и учиться у него было всегда интересно. После бесед с ним создавалось ощущение, что ты стал «больше». Это был потрясающий опыт. У меня остались теплые, дружеские отношения со многими футболистами из той команды даже после ухода в «Урал» в 2013 году. Но самое тесное общение у меня сложилось с Самюэлем Это’О, Лассаной Диарра и Юрой Жирковым. Хорошие отношения были абсолютно со всеми в клубе. Не поверите, но в мой первый рабочий день в «Алании» администратор из «Анжи» приехал сюда во Владикавказ, чтобы поздравить меня с назначением! Был безумно рад видеть его. У нас была атмосфера семьи, несмотря на разные вероисповедания, менталитет и происхождение. Мы все дополняли друг друга. Это был залог успеха, созданный клубом и Хиддинком. До сих пор со всеми на связи. Роберто Карлос недавно приглашал на матч «Реал Мадрида» с «Ливерпулем». Скажу честно, билет я сдал обратно и не полетел. Много работы. 

― Что интересного почерпнули у Гуса Хиддинка и использовали в своей дальнейшей работе?

― После минского «Динамо» у меня появилась одна идея. Я провел анализ. Мне всегда хотелось получать результат здесь и сразу. Очень много теории давал ребятам. Но потом понял, что каждый информацию переваривает по-своему. Она слегка затормаживает игроков. Не мог понять действительно ли это так, или я ошибаюсь. Не находил последнего «винтика» в решении этого вопроса. А у Хиддинка, например, было минимальное время, которое уделялось теории. Информацию по сопернику готовил в его тренерском штабе я. Как-то раз я спросил его: «Мистер, а почему у нас бывает так мало теоретических занятий?». На что он ответил: «А зачем нам много теории?». Он считал, что надо все объяснять футболистам на поле. По его мнению, людям нужна конкретика. И это я хорошо запомнил и начал использовать в дальнейшем. В последние месяцы моей работы теорию вместе с тренерским штабом проводили только в том случае, если у нас случалась систематическая ошибка. У нас на сборах практически не было теории. Надо показывать все футболистам именно на поле. Там нет монотонности, зато есть наглядность. Еще научился простоте у Хиддинка. Он однажды сказал: «Самое сложное в футболе ‒ упростить его». Конечно, я перенял у него некоторые нюансы в тренировочном процессе, взял определенные упражнения. Глупо было бы не пользоваться таким опытом, который я получил, работая с таким великим тренером! 

 

«ПРОСТО СКАЗАЛ ПАРНЯМ, ЧТО У НИХ ЕСТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ СЫГРАТЬ НА САН-СИРО»

― Матчи с «Анжи» в Осетии хорошо помните?
― Помню, мы играли во Владикавказе против «Алании». Остановились тогда в гостинице, расположенной возле стадиона «Спартак», не вспомню уже, как она называлась («Кавказ» - прим.). И после матча, когда мы уже были в аэропорту, Хиддинк сказал: «Вот это атмосфера была на стадионе… Просто фантастика!». 

― В дальнейшем вы работали в таких клубах, как «Урал», «Сочи» и латвийский РФШ. Почему не удалось задержаться в этих коллективах на долгий срок?

― Так иногда происходит. Я всегда старался приходить в интересные проекты. «Урал» для меня был вызовом. Молодой специалист, и тебе предлагают стать главным тренером в клубе премьер-лиги. Конечно, я хотел себя попробовать в этой роли. Ни о чем не жалею. РФШ ‒ молодой клуб. Я познакомился в Риге с владельцами, которые только-только приобрели РФШ. Они мне сказали, что хотят выстроить команду с нуля. Ну, это же по-настоящему интересно и увлекательно! Это было захватывающее предложение. И мы начали строить команду, но, к сожалению, из-за нехватки опыта или, возможно, из-за разных представлений развития коллектива наши пути с руководством разошлись. Я, например, говорил про футбол, а кто-то мне говорил, что надо клуб строить, как в компьютерной игре, но это же не так делается в реальной жизни. Футбольный клуб и игра в футбол ‒ это не игра на приставке! Это тонкая и одновременно масштабная субстанция, требующая кропотливого труда. Поэтому и разошлись. Но разошлись по-доброму. До сих пор поддерживаем отношения с владельцем. У РФШ все-таки получилось выстроить все именно так, как они хотели. И я за них безумно рад! А мне тогда поступило предложение из Литвы. Вот там у меня все сработало. Все взгляды с руководством на развитие команды совпадали. Мы впервые в истории среди всех прибалтийских команд прошли три этапа Лиги Европы тогда. Многие, и в том числе президент РФШ, позвонили и поздравили нас! У нас жребий был сумасшедший, тяжелые соперники нам попались. Прошли бы в следующий тур, и команду ждал бы уже «Милан». Сами понимаете, ребят мотивировать не приходилось. Просто сказал парням, что у них есть возможность сыграть на «Сан-Сиро». Но, к сожалению, до Италии не добрались. Опыт, конечно, был колоссальный. Лига Европы, как и Лига чемпионов ‒ это удивительная атмосфера, праздник футбола! Туда хочется попасть. Прекрасно понимаю команды, которые бьются за призовые места чемпионата, чтобы попасть в эти турниры. На меня они произвели огромное впечатление. Я побывал вместе с «Анжи» на легендарном «Энфилде» ‒ это просто храм футбола. Познакомился со Стивеном Джеррардом. Это космическая атмосфера! 

― У Вас был еще один весьма интересный опыт в тренерской карьере ‒ работа с тренерским штабом сборной Южной Корее. Поделитесь подробностями.

― К нам в «Анжи» после Олимпиады в Лондоне приехал главный тренер олимпийской сборной Южной Кореи. Они тогда стали бронзовыми призерами турнира. Тренер приехал к нам на стажировку. Он у Хиддинка в сборной Кореи был капитаном команды в свое время. Специалист был очень простой как человек, несмотря на то что являлся величиной масштаба практически героя своей страны. И так получилось, что мы жили вместе, я ему помогал, мы познакомились, у нас сложился некий симбиоз. Он пригласил меня с семьей к себе в гости на Новый год. Мы приехали в Сеул и провели там прекрасные каникулы. Потом его назначили тренером национальной сборной, и он предложил мне сотрудничество. Моей зоной ответственности был сбор информации о сопернике. Так сложилось, у меня не было на тот момент работы, а супругу пригласили главным тренером сборной Южной Кореи по художественной гимнастике. Жена, кстати, серебряный призер Олимпиады и абсолютная чемпионка мира в этом виде спорта. Я благодарен ей и очень сильно горжусь. 

 

«С ФАКЕЛОМ И ВПРАВДУ УДАЛОСЬ СДЕЛАТЬ НЕВОЗМОЖНОЕ»

― Потом вы трудились в «Балтике», курском «Авангарде» и стали главным тренером в «Мордовии», но клуб был расформирован. Что тогда произошло с саранской командой?

― В моей карьере было действительно немало клубов. Безусловно, каждый тренер хочет взять команду и постоянно с ней работать, работать и работать. Не распыляться, потихоньку строить и выстраивать, как наши мэтры: Сёмин, Романцев и т.д. Это здорово, это правильно, это хорошо, но, к сожалению, футбол в последнее время изменился. Иногда случаются такие вещи краткосрочные. Большое количество команд в моем списке отражает мое желание идти в интересные проекты. Невозможно предположить, что будет дальше. Не всегда человек может влиять на обстоятельства. 

Расскажу подробнее. Меня вместе с Игорем Ледяховым пригласили в «Балтику». Нам сказали, что у команды есть определенные задолженности, но заверили, что вскоре все наладится. Все к этому и шло. Потихоньку ситуация в клубе выправлялась, мы чувствовали, что дела действительно наладятся. Уже спланировали сборы, переговорили с руководством, уехали в отпуск, а затем внезапно сменилось руководство. А генеральный директор уволил нас путем сообщения в мессенджере. А что тут поделать? На эту ситуацию никак не повлияешь. 

В «Авангарде» приключилась практически такая же история. Те люди, которые нас туда приглашали, вот они реально были «про футбол». Президент клуба Николай Волокитин и спортивный директор команды жили футболом, они действительно хотели сделать настоящий, сильный клуб! Это подкупало. Они потрясающие люди, которые без всякого высокомерия открыто общались, желая помочь. Это было очень по-человечески, профессионально это было! Прям хотелось работать с такими людьми, но вдруг неожиданно сменился руководитель. Мы с ним познакомились, он заверил, что готов сотрудничать, попросил не волноваться ни о чем. Потом начали появляться различные слухи в СМИ, которые не сулили ничего позитивного. Но руководитель сказал, что не стоит слушать прессу. Все, я человека услышал, я спокоен. Мы с тренерским штабом ушли в отпуск, а руководитель начал увольнять игроков, не поставив меня в известность… Я просто начал узнавать это из СМИ. Стали убирать лидеров: Гоцука, Дашаева, а потом и всех подряд. Я просто сидел и думал, а что же он делает то?? На пресс-конференции, которую он собрал, его спросили: «А вы звонили Олегу Петровичу?». На что руководитель ответил: «Тренер в отпуске, зачем же его беспокоить?». В итоге-то, конечно, он меня побеспокоил. Набрал спустя два дня после пресс-конференции и сообщил, что принял решение расстаться. Особо я не расстроился, человек распустил, распродал всю команду. На встрече в Курске он сказал, что у клуба поменялся вектор развития, ставку будут делать на молодых местных воспитанников. Я просто поблагодарил за объяснение причины, и мы разошлись. 

 

Насчет «Мордовии» я понимал, что мы находились в крайне затруднительном положении. Но там работали прекрасные люди. Близкий мне человек Михаил Земсков трудился там в качестве начальника команды. Он звал меня, потом со мной связалось руководство, которое сообщило, что у них получится выделить средства под мои цели и задачи. Я интересовался по открытию трансферного окна, сказали, что все будет. Приехал на сборы, мы их провели. Футболисты, как им и обещали, получили зарплату. Все было вроде бы неплохо, но через два тура грянула пандемия, и клуб закрыли. Я смотрел на приход в «Мордовию» как на очередной вызов. В клубе действительно работали хорошие и порядочные люди. В команде была отличная атмосфера. Средства действительно начали выплачивать. Да, команда шла внизу таблицы. Да, были сложности. Но хотелось попробовать. Я верил, что мы сможем выйти из трудной ситуации. А потом, как я уже сказал, пандемия коронавируса и закрытие клуба. Что поделать? Конечно, это печально. 

― Можно сказать, что в будущем удача повернулась к вам лицом, и вы нашли «свой» клуб. Сразу поняли, что с «Факелом» удастся все возможное и невозможное

― В Воронеж я пришел, потому что знал, что это крутой футбольный город! Я до «Факела» не встречал таких людей, которые столь сильно переживали бы за родную команду. До прихода в клуб я общался со многими знакомыми из Воронежа, с которыми впоследствии стал хорошо дружить. Я чувствовал атмосферу этого клуба. Конечно, с интересом отреагировал на предложение из Воронежа. И это был как раз тот вызов, который я так долго искал. Команда шла на предпоследнем месте в таблице первой лиги. Задачей был выход из зоны вылета. Благодарен руководству, которое позволило мне принимать такие решения, которые я считал нужными. Мне посчастливилось реализовать все свои идеи в плане философии, тактики и видения футбола, в целом. Мы собрали прекрасный коллектив, и у нас получилось достичь своих целей. С «Факелом» и вправду удалось сделать невозможное, потому что с достаточно средним бюджетом мы достигли крутых показателей. Вся футбольная общественность признала наши достижения. Залог успеха крылся в работе всего коллектива. Это я говорю абсолютно уверенно. Все приложили усилия для результата. Руководство, клуб, футболисты, массажисты ‒ абсолютно все работники! Мы вкладывали в этот успех, и он заслуженно свершился. 

 

«Я ПРОСТО ЦЕНЮ, ЧТО ВЫ БОЛЕЕТЕ СЕРДЦЕМ ЗА РОДНОЙ КЛУБ»

― В последнее время в комментариях к постам наших социальных сетей многие воронежские болельщики желают вам удачи в «Алании». Ощущаете их поддержку до сих пор?

― С момента моего ухода и по сегодняшний день мне пишут тысячи болельщиков. У меня есть привычка ‒ отвечать каждому лично. В конце января текущего года я только закончил отвечать людям на поздравления с Новым годом. После перехода в «Аланию» получил много сообщений от болельщиков из Воронежа, которые не просто желают чего-то там. Они пишут, что будут переживать за «Аланию». Говорят, что как будет возможность, приедут во Владикавказ, чтобы поддержать команду. Очень дорогого стоит, когда болельщик другого клуба говорит такие приятные слова. 

― Какова ваша тренерская мечта?

― Моя мечта складывается из целей. Я хочу попасть в премьер-лигу ‒ это цель. Я хочу в идеале стать чемпионом страны – тоже цель, для того чтобы вновь получить супер-эмоции от европейских кубков. Моя мечта заключается в этом. Буду постепенно идти к ней. Завтра надо становиться хотя бы чуточку лучше, чем ты есть сегодня. Этим я и живу. Хочу, чтобы так и было. Хочу, чтобы все получилось. 

― Есть ли у вас посыл для красно-желтых болельщиков?

― Уважаемые болельщики «Алании», я понимаю, что являюсь для вас новым человеком. Я пришел в клуб с историей и традициями. Знаю, вы всей душой его любите, создаете вокруг клуба эту семейную атмосферу и болеете за него всем сердцем. До «Алании» я трудился в команде, у которой тоже были преданные болельщики. Прошу вас не судить меня строго, я никогда никого не сравниваю. Я просто ценю, что вы болеете сердцем за родной клуб. Мне будет приятно, если вы продолжите делать это так же. Поддержка очень важна. Мы хотим совершать большие дела. Свои обязанности я буду выполнять честно. Сделаю все, что от меня зависит, чтобы футбольный клуб «Алания» становился лучше с каждым днем! 

Пресс-служба ФК "Алания"
Добавляйте ОсНову в список своих источников —
рекомендуем
 
10:11
10:01
09:48
04/06
04/06
03/06
03/06
02/06
02/06
02/06
02/06
02/06
02/06
02/06
02/06
02/06
02/06
02/06
02/06
01/06
01/06
01/06
01/06
01/06
01/06
01/06
01/06
01/06
01/06
01/06
01/06
01/06
01/06
01/06
01/06
01/06
01/06
01/06
01/06
31/05
31/05
31/05
31/05
31/05
31/05