недвижимость / 17 октября 2023, 10:0917.10.2023, 10:09
1721620532
/ 931

«Мы не какие-то там супергерои. Но работаем!»

Руководитель республиканского водоканала Тимур Караев – о росте тарифов за воду, счетчике для сельчан и проворовавшемся, но раскаявшемся бизнесе.

Сопротивление муниципалитетов

- С 1 февраля гарантирующим поставщиком водных ресурсов стало ГУП «Республиканское предприятие водоснабжения и водоотведения». Многие были против консолидации, интересанты настраивали общество против этого. Как думаете, за 9 месяцев общественное мнение изменилось?

- Большое сопротивление было со стороны органов местного самоуправления. Это было волевое решение Сергея Меняйло о консолидации всего имущества по водоснабжению и участию в пилотном проекте минэкономразвития РФ. Возмущения были связаны с переживанием о том, что сфера уйдет в частные руки. Но мы всегда говорим о том, что закон в данном случае полностью дает основание не переживать - юридически передать частным инвесторам скважины, водозаборы, сети, трубы просто невозможно.

Результат работы за 9 месяцев, безусловно, есть. Есть значимые события, о которых следует рассказать. Первое: по решению главы региона мы меняем в п. Южном водоводы, которые снабжают питьевой водой весь Владикавказ. Работы на стадии завершения. Это новые трубы диаметром 800 мм, они имеют столетний гарантийный срок. Главная питьевая артерия столицы республики в скором времени станет современной и безопасной. Такой объем работы водоканалом никогда не проводился, у них не было такой возможности, потому что на протяжении долгих лет существовала постоянная закредитованность предприятия.

Также в копилке наших достижений – обновление автопарка, увеличение штата аварийных служб, погашение задолженности перед «Россетями».

- Противники этой идеи указывали на то, что тарифы для населения ощутимо возрастут. Как думаете, тем самым давили на эмоции или все же по незнанию-неверию?

- Пилотная программа у нас действует до 2027 года включительно, она включает в себя компенсацию межтарифной разницы. То есть на сегодня у населения льготный тариф 19,32 руб. А экономически обоснованный тариф –  47 руб. с НДС. Вот эта разница погашается за счет средств федерального бюджета. Безусловно, к окончанию действия этой программы мы должны сделать все, чтобы уменьшить экономически обоснованный тариф. Если мы говорим о российском законодательстве, то оно гласит, что услуги в сфере ЖКХ должны быть индексированы ежегодно. На территории республики тариф по водоснабжению не индексировался на протяжении 10 лет. В рамках индексации повышение, безусловно, будет. Поэтому наша задача – довести и сократить технические и экономические потери таким образом, чтобы экономически обоснованный тариф был значительно ниже 47 рублей.

 

«Заходим, наводим порядок»

- Работа по консолидации водного хозяйства республики продолжается. На каком этапе сейчас процесс объединения?

- Кировский и Ардонский районы уже присоединились к нам, сейчас на очереди Моздокский и Правобережный. В очереди – Алагирский, Пригородный, Ирафский и Дигорский районы. Там решаются юридические вопросы, поэтому их присоединим в следующем году. Например, Пригородный делится на два предприятия: одно относится к муниципалитету, а другое - к республике. Архонский водоканал частично снабжает водой и Пригородный район, это РГУП «ЭГВ». Оно тоже находятся в стадии банкротства из-за больших долгов. Они также станут нашим филиалом.

Филиалы компании-поставщика сразу получают технику, аварийный запас, чтобы не было проблем по устранению аварий, и это дает возможность получать сотрудникам достойную зарплату, так как у нас единый заработный фонд.

Если мы возьмем в сравнении три субъекта Дагестан, Ингушетию и Северную Осетию, которые участвуют в пилотной программе, то у Дагестана общий уровень консолидации составляет 11%, хотя они участвуют в этой программе с 2021 года. А у нас уже – 67%. Ингушетия только на стадии развертывания программы.

- Одним из самых сложных является Алагирский район, где изношенность сетей прямо-таки пугающая. Ежедневно на улицах райцентра десятки новых прорывов. Его вхождение в ГУП запланировано на 2024 год. Почему нельзя сделать этого раньше?

- Потому что там предприятия на стадии ликвидации. Это юридические моменты. Сейчас плотно занимаемся Моздокским и Правобережным районами. Потом у нас по графику идет Алагирский. Мы готовы туда зайти, навести там порядок, и начать уже производственную программу по замене ветхих сетей водоснабжения.

- Не боитесь, что захлебнетесь в работе, ведь в Алагире критическая изношенность водопроводных сетей?

- Мы понимаем, какой объем работы нам предстоит. У нас просто другого варианта нет. Как бы мы не боялись, мы понимаем, что это единственная возможность существенно изменить текущее положение дел. И никого уже это не устраивает, что вода течет по гнилым трубам: ни население, ни руководство республики, ни водоканал. Больше на эту ситуацию закрывать глаза нельзя.

- Почему районы с неохотой идут на консолидацию? В чем причина?

- Мы зачастую встречаемся с какой-то принципиальной позицией, и это вопреки здравому смыслу. Это действительно какой-то казус. Потому что мы говорим им о том, что у них долги за долгами, они не оплачивают электроэнергию, долги  по действующим заключенным контрактам, не выплачивают вовремя зарплату, не снабжают техникой, не вкладываются в развитие и тому подобное. Им это сложно сделать и с объективной точки зрения: муниципалитет в пилотном проекте участвовать не может. Это была принципиальная позиция в вопросе консолидации – объединить все в одно ГУП. Нам это легче сделать. И дело не в том, что мы какие-то супергерои. Все дело в том, что мы участвуем в пилотном проекте, и у нас есть поддержка главы республики, который четко понимает, что это единственная возможность вытянуть эту глубоко закредитованную отрасль из таких проблем. Но, к сожалению, муниципальные власти видят чуть по-другому. Они болезненно воспринимают, что из-под их влияния уходит целое хозяйство. Но на самом деле мы говорим о том, что мы работаем в плотной связке с органами местного самоуправления. Мы берем на себя бремя оплаты всех расходов. Мы берем на себя ответственность по полному снабжению и оснащению филиалов. И у главы района как минимум одной головной болью станет меньше. Поэтому все их сопротивления в большей степени связаны с недопониманием условий реализации этого проекта.

Очень важно, на мой взгляд, содействие со стороны органов местного самоуправления. Им нужно поверить в правильность решения главы региона. Это было единственно верное решение, чтобы вытащить эту отрасль из такой проблемной ситуации. Дальше было бы гораздо хуже. Я боюсь, что если бы хоть немного отложили это решение, то безвозвратно растеряли бы возможность восстановить все, что было нажито непосильным трудом наших старших.

- Порой вы оказываете помощь при авариях, которые территориально не входят в зону вашей ответственности. Это было и в ст. Архонской, и в с. Ногир и т.д.

- Я понимаю, что завтра могут возникнуть вопросы, «на каком основании такое количество денег потратили на те районы, которые к вам не относятся?». Но этому всему есть обоснование. Рано или поздно мы в любом случае централизованно будем заниматься предоставлением качественных услуг по водоснабжению, мы понимаем, что если сегодня мы начнем открещиваться от этих проблем, то в любом случае завтра они к нам вернутся. Поэтому лучше решать их планомерно, чем потом в авральном режиме.

 

«Воровали, теперь готовы платить»

- ГУП «РПВВ» выкупило имущество владикавкавказских водопроводных сетей, ранее проданных в рамках процедур банкротства. Насколько это значимое событие?

- У этого предприятия не было ничего: ни своего здания, ни своих складских помещений, ни техники. Чтобы вы понимали, Дагестану было выделено 180 млн рублей на организацию работы, Ингушетии – 79 млн. Северной Осетии - ни рубля. Но при этом, ответственно заявляю, Северная Осетия по всем параметрам впереди!

Уже вернули в собственность производственные базы на ул. Шегрена и Пушкинской. До этого снимали ее в аренду у конкурсного управляющего, который в рамках процедуры банкротства предыдущих предприятий выставил на торги это имущество. Даже были попытки частных рук выкупить базу и сдавать ее водоканалу. Сергей Меняйло дал жесткое распоряжение выкупить базу и вернуть ее в собственность республики. Что мы и сделали.

- В мае специалисты водоканала начали масштабную работу по замене задвижек, чтобы в случае утечек и аварий иметь возможность отключать водоснабжение на небольших участках водопровода.

- Мы запланировали в этом году замену 1100 задвижек. Уже заменили порядка 700. Бывают ситуации, когда мы ищем задвижки, а они закопаны. Ее меняли и закапывали. Для чего это делалось? Потом выяснилось, что это была экономия - чтобы не ставить колодцы. Но тогда возникает вопрос: зачем тогда задвижку ставить? Задвижки нам крайне нужны стратегически. Потому что очень многие наши жители, особенно во Владикавказе, на себе ощутили отключения целых микрорайонов после аварии. А так мы могли бы отключать по секторам. Так что это очень важная работа.

- Насколько увеличен общий сбор платежей с момента образования ГУПа?

- Мы принципиально подошли к вопросу о взыскании задолженности и сборов в отношении юрлиц, особенно крупных предприятий, которые по логике вещей не должны чувствовать материально систематическую ежемесячную оплату. В начале работы мы проверили порядка 90% крупных предприятий. Около 70-75% из них, к сожалению, вели безучетное потребление воды. Сейчас ситуация кардинально поменялась. У нас оплата по юрлицам составляет 94%. Хотел поблагодарить социально ответственный бизнес. Были случаи, когда приходили люди и говорили: «Да, действительно, мы воровали, все понимаем, штраф оплатили, поставили приборы учета, готовы платить». Такое происходило потому, что существует общепринятое понимание, что вода в Осетии бесплатная. Да, она бесплатная. Но ее надо поднять с глубины 280 м из артезианских скважин, под давлением подать по трубам, которым уже 70-80 лет, и чтобы, открывая дома кран, мы видели прозрачную и качественную воду, на это требуются затраты.

Когда мы ездили в командировки в Томск, Москву и Питер, мы видели, что там достают воду из такой же глубины - 200-250 м. Но там вода мутная, она не соответствует нормам СанПиНа. У них идет несколько стадий очистки прежде, чем вода поступает в дома. Однако даже после этого они пьют бутилированную воду. И чтобы Осетия не пришла к такому же, наша задача заменить трубы и оборудование.

- Качество воды контролируется на всех этапах подачи – от источника до резервуара и затем до потребителя. Расскажите о процедуре.

- У нас есть своя лицензированная лаборатория. Ее специалисты еженедельно снимают пробы со всех источников. Проводим анализ и на наличие бактериологических присутствий, и на наличие признаков тяжелых металлов и т.д. Когда бывают паводки, ливни, пробы берутся чаще.

- Сколько в среднем в месяц производится аварийно-восстановительных работ?

- Ежедневно не менее 15-20. У нас работают две аварийные ночные бригады. Мы перешли практически на круглосуточный режим работы. Поэтому нам удается сдерживать рост аварийных ситуаций с 200-300 до 20. Когда мы только приступили к работе, мы обнаружили, что диспетчерская служба фиксирует от 200 до 300 заявок на устранение утечек. Годами ситуация не решалась. Не хватало рук, не хватало зарплаты, материалов, техники и т.д. А сегодня уже в постоянном режиме бывает не более 20-25 заявок. Крупные аварии мы практически все устранили, что дало нам существенную экономию по уплате электроэнергии. Потому что в себестоимости одного кубометра воды, который мы достаем из артезианских скважин, 48-50% - это затраты по электроэнергии. Поэтому перед «Россетями» была постоянная задолженность.

- Насколько сократились потери воды? В мае вы говорили, что они составляют более чем 82%.

- Полезный отпуск на момент начала нашей работы составлял не больше 20%. Остальные 80% были потери. Сейчас примерно 50/50. Думаю, что мы сократим наши потери до 20-30%. Это такая неформальная норма по показателю по всей России.

 

«Контролеров водоканала не воспринимали всерьез»

- Контролеры ГУП «РПВВ» продолжают проверки законности использования воды коммерческими организациями. Какие результаты показывают эти рейды?

- Мы уволили 17 сотрудников, которые недобросовестно выполняли свою работу. Это очень сложная работа. Во-первых, это работа с населением. Во-вторых, с учетом того, что происходила постоянная череда банкротств (то «Владикавказские водопроводные сети», потом «Владикавказские сети водоотведения»), люди уже путаются. Причем «Владикавказские водопроводные сети» в судебном порядке продолжат взыскивать былые долги. Другая, кстати, тоже. Сейчас мы заходим. И люди действительно уже путаются, не понимают куда приходить и кому за что платить.

- С представителями крупного бизнеса удалось решить все вопросы по налаживанию платежной дисциплины? Все легализовали потребление воды?

- У нас были очень тяжелые взаимоотношения. Первый этап обследования мы завершили. Теперь ждем оборудование. Мы заказывали норвежский геолокационный аппарат, но из-за санкций нам его поставить не смогли, заказали аналог. Это аппарат, который на глубине до 10-15 метров «простреливает» на наличие существующей трубы, т.е. незаконных врезок. Копать не нужно будет, достаточно будет пройтись этим аппаратом по местности. Он выявляет водопроводные трубы, в том числе и пластиковые. Поэтому второй этап проверок еще впереди.

- Бывают ли еще случаи, когда контролеров не пускают на свою территорию, как это делали представители алкоголепроизводящих предприятий?

- Да, очень много сложностей у нас было. Так уж повелось, что контролеров от «Россетей» не пускать нельзя, потому что с ними опасно заигрывать, от «Газпрома» тоже. А вот инспекторов и контролеров водоканала никто никогда не воспринимал всерьез. Тем не менее наши штрафы даже больше, чем у газовиков и энергетиков. Крупный бизнес понял, что мы можем считать при вмешательстве прибора учета по сечению трубы. И после того, как начали публиковать информацию о том, что такое-то предприятие не пускает нас на свою территорию, мы на все 180 градусов развернули эту ситуацию. В качестве примера приведу «Стройинвест» («Вишневый сад»). Они использовали две 150-мм трубы без приборов учета и без соответствующих документов о технологическом присоединении. Штраф составил 24 млн. Дело направили в суд.

- Была информация, что самый крупный штраф был наложен на один из пивзаводов республики.

- Про «Вишневый сад» я уже сказал. Есть еще и «Ирбис», и «Олимп Плаза» и многие другие.

- Умные приборы учета воды на крупных предприятиях уже показывают свою эффективность?

- В качестве апробации мы установили их на пивзаводе «Ирбис», следующими идут «Дарьял», «Бавария», «Винтрест», и потом мы уже пойдем по всем крупным предприятиям. У нас заключено соглашение с «Мегафоном». Они установят камеры видеонаблюдения, и мы сможем следить за ними в режиме реального времени.

- Жители сельских населенных пунктов опасаются, что со временем они тоже будут поставлены на счетчик. А зимой это открытые краны, чтобы трубы не замерзли. В жару - это практически круглосуточный полив на полную струю.

- Это еще одна наша головная боль. В селах в пиковый летний сезон идет большой забор воды: люди поливают огороды и заполняют бассейны. А существующая система водоснабжения не рассчитана на такой объем. С точки зрения водоснабжения российское законодательство предполагает два варианта: если потребитель не хочет ставить прибор учета, то к нему применяется норматив. Например, жителям Владикавказа выгоднее ставить счетчики, потому что потребление в квартирах меньше. А вот такой нормой закона жители сел неохотно пользуются. Там норматив в десятки раз меньше реального потребления.

 

Мечты коммунальщиков

- Вами создана собственная служба по восстановлению дорожного покрытия. Не накладывает ли это на вас дополнительные трудности?

- С экономической точки зрения я понял, что для нас это выгоднее. Потому что по договору подряда мы платим 3 тыс рублей за квадратный метр, а восстановление дорожного полотна по нашей калькуляции – это оплата зарплаты, это амортизация техники, закупка асфальта, ГСМ и все остальное – это не более 550-600 рублей. Собственными силами предприятия все будет дешевле. В качестве примера приведу работы в п. Южном. По сметам подрядчиков стоимость прокладки этой трубы составляла 56-60 млн рублей. Мы отказались, потому что понимали, что нагружать предприятие таким объемом не хотим. И приняли решение о проведении работ силами водоканала. Единственное, мы привлекаем со стороны специалистов по спайке трубы и частично арендуем крупную технику. И с учетом этого у нас расходы будут в десятки раз меньше. Только на этой работе сэкономим около 50 млн рублей. Я вам больше скажу, в рамках лизинговых соглашений мы только на этой работе сэкономили и окупили 6-7 экскаваторов.

- В рамках лизингового соглашения вы заполучили спецтехнику: четыре новых экскаватора и две «Газели». Что еще планируете приобретать?

- Дополнительно хотим приобрести около 10 экскаваторов, специализированную вышку для службы главного энергетика, буровые установки для службы эксплуатации водозаборных сооружений, специализированные газели для аварийных служб. Общая сумма затрат по лизинговым соглашениям по итогу 5 лет приведет к тому, что мы эту технику взяли в рассрочку без переплат. При этом сегодня аренда экскаватора «петушок» стоит 200-250 тыс рублей без водителя и без оплаты ГСМ. Поэтому было принято решение взять технику в лизинг, т.к. это деньги не на ветер. Мы обновляем наш автопарк исключительно спецтехникой.

- А как поменялись условия работы сотрудников водоканала?

- С апреля увеличили на 40% зарплату всем сотрудникам. У нас меньше 37 тыс на руки никто не получает. Кроме того, мы закупили спецодежду. В магазинах такую не купишь, она сшита специально под нас из утолщенного материала и имеет отталкивающую агрессивную среду. Закупили диэлектрические ботинки, чтобы не было риска удара током. Помимо этого, мы оснастили наши аварийные службы специальными сушильными шкафами. Заключили договоры об оказании услуг по химчистке и стирке - два раза в неделю нашу форму стирают.

Мы полностью перешли к оборудованию и запуску столовой. Потому что для предприятия, где порядка 400 человек, не нормально, когда нет столовой. Она была здесь в советские времена, но ее растащили. В столовой размещались аварийные службы. Когда мы зашли сюда и увидели, как сотрудники едят на улице кефир и булочку и на наш вопрос, «почему они этого не делают в столовой?», они улыбнулись и сказали: «А где здесь столовая?!». Сейчас подписали соглашение с комбинатом школьного питания. Они работают по всем стандартам качества. Мы ездили и смотрели, у них просто фантастические условия. Мы с радостью подписали с ними договор.

Также для наших аварийных служб мы полностью отремонтировали и оснастили комнаты отдыха по европейским стандартам: и душевая, и кухня, спальные места, кондиционеры, телевидение.

Мы хотели создать профсоюзную организацию. Но профсоюз республики требует 40% оплат. Мы посчитали, что это очень много. Весь соцпакет, безусловно, предоставляем. Помимо этого, мы подписываем договор с медорганизациями – «Семейная медицина», «Мега». У наших сотрудников будет возможность пройти качественное медобследование на безвозмездной основе.

- Работа водоканала – круглосуточная: все аварийно-восстановительные работы специалистами проводятся без выходных. Сами в середине ночи тоже можете подскочить и оперативно приехать на место аварии?

- Недавно была ситуация: подрядчики одного министерства производили подключение на ул. Весенней. Там очень долгое время отсутствовало водоснабжение целого района, т.к. возникли сложности у подрядчика. Поэтому нам и пришлось подключиться. И мы с руководителем филиала, главным инженером, службой главного энергетика ночью выехали, взяли свое оборудование и сами выполнили работу подрядчика, чтобы побыстрее обеспечить людей водой.

- До чего руки так еще и не дошли в качестве руководителя ГУП «РПВВ»?

- Мне бы очень хотелось, чтобы мы автоматизировали технологический процесс. Например, разница между нами и Томским водоканалом, наверное, 50 лет. Каково же было мое удивление, когда я увидел их автоматизированный диспетчерский пункт: там сидят два оператора, которые видят где у них утечка, где давление спало, и они одной лишь кнопкой снижали уровень добычи воды из водозаборных сооружений, которые находились в десятках километров. Для меня это прямо мечта! Но чтобы автоматизировать Владикавказ, на это потребуется несколько миллиардов.

- Почему именно на вас пал выбор как на руководителя нового предприятия? Сомневались ли, когда вам поступило предложение и превзошли ли ваши ожидания по сложности работы?

- У меня 20 лет опыта работы в органах государственной и муниципальной власти. Признаюсь, что я из человек не из сферы ЖКХ. На эту должность я шел выполнять четко поставленные передо мной главой республики задачи и понимал, что возможности отказаться нет, мне надо идти и показать результат. В первую очередь, для населения, во вторую – для тех, кто возложил на меня ответственность. Выводы делать пока рано, но могу сказать, что к концу года с поставленными задачами я справлюсь. Ну а в целом, я даже на 10% не представлял себе, насколько будет тяжело.

- Самое сложное позади или, наоборот, впереди?

- В этой должности я работаю не полных 6 месяцев, поэтому убежден, что все самое сложное еще впереди. Но, тем не менее, мы руки не опускаем. Скажу больше, я воодушевлен, потому что понимаю, что есть поддержка со стороны руководства республики.

Наталья Цховребова
рекомендуем
 
21/07
21/07
20/07
20/07
19/07
19/07
19/07
19/07
19/07
19/07
19/07
19/07
19/07
19/07
19/07
19/07
19/07
19/07
19/07
19/07
19/07
18/07
18/07
18/07
18/07
18/07
18/07
18/07
18/07
18/07
18/07
18/07
18/07
18/07
18/07
18/07
18/07
17/07
17/07
17/07
17/07
17/07
17/07
17/07
17/07