общество / 26 августа 2022, 16:5226.08.2022, 16:52
1665090630
/ 128

Школьные стрелки: жертвы соцсетей или буллинга

«Колумбайн» стал одним из главных вызовов современного общества

mediarelease.ru

В последние несколько лет правоохранительной системе страны вместе с полной ликвидацией бандподполья удалось практически нивелировать проблему терроризма. На это ушло по меньшей мере четверть века: долгие годы открытой борьбы спецслужб с терроризмом, сотни контртеррористических операций, боестолкновений, постоянной работы по ликвидации одиозных главарей. В январе 2021 года в Чечне был уничтожен последний «кровавый» главарь бандподполья – Аслан Бютукаев, ближайший сподвижник Доку Умарова.

Казалось, на этом можно было бы поставить красный восклицательный знак, констатируя о победе над главным фактором угрозы общественной безопасности. Однако каждое новое время открывает свои вызовы тому самому спокойствию. Речь о школьном шутинге или, если говорить о более понятном определении, колумбайне (в феврале Верховный суд РФ признал террористическим одноименное движение и запретил в России). В 2020 году в России было зафиксировано 8 случаев предотвращения массовых убийств в школах. Хронику колумбайнов в России можно начать от пермской резни и керченского стрелка.  В прошлом году в стране произошли два случая скулшутинга. 11 мая 2021 года в казанской гимназии №175 в результате взрыва и стрельбы погибли 9 человек - 7 учеников и 2 взрослых, 32 - пострадали. Нападавший был задержан, им оказался бывший ученик этой гимназии 19-летний Ильназ Галявиев. Он пришел в школу с ружьем, зашел в класс и открыл беспорядочный огонь по ученикам. Стрелок объяснил свой поступок тем, что ненавидит всех людей и считает себя богом.

Второй случай шутинга - зверское убийство в Пермском госуниверситете 20 сентября 2021 г. В результате стрельбы погибли 6 и получили ранения 47 человек. Нападавший - студент первого курса юрфака Тимур Бекмансуров - был ранен и доставлен в больницу в тяжёлом состоянии. Он вошел в школу в армейской балаклаве, с тяжелым ружьем наперевес…

 

Модераторы из Украины

Идеи «Колумбайна» распространились по всему миру именно после трагедии в одноименной американской школе. Это школа в штате Колорадо, где 20 апреля 1999 года произошли зверские убийства. Организаторами расстрела стали двое подростков Эрик Харрис и Дилан Клиболд. С помощью стрелкового оружия и самодельных бомб они ранили 37 человек, 13 из которых позднее погибли - 12 учеников и один учитель. Сами нападавшие покончили жизнь самоубийством. «Колумбайн» был не первым подобным случаем в истории США, но стал самым известным. С тех пор «колумбайн» как движение объединило под своим крылом тех, кто интересуется идеями агрессии и скулшутинга. Ярко выраженной структуры и руководства у него нет. Зато есть подражательство в одежде, стиле, аксессуарах - вовлеченные в деструктивные идеи подростки повторяют образы Харриса и Клиболда.

«Колумбайн» - неизбирательные массовые убийства, совершаемые в учебном заведении его бывшими или нынешними учениками и имеющими подражательный характер. Слово «неизбирательный» означает, что «школьные стрелки» убивают всех, до кого могут добраться. В России зачастую - младших школьников, которые заведомо не могли нанести им какой-то обиды и тем более подвергнуть травле, как нередко и совершенно неверно считается. Подражают же они актерам «идеального» массового убийства в американской школе «Колумбайн», - объясняет глава информационно-аналитического центра «Граница настоящего», политолог Яна Амелина.

По ее словам, это явление не просто пришло к нам с Запада, оно было сознательно и целенаправленно выращено на российской почве. В своей последней (из четырех) монографии о «колумбайнах», которая называется «Эклектика экстремизма как идеология ненависти завоевывает умы и сердца», политолог описала три этапа развития «колумбайна» в России: от проникновения в молодежную среду до первого «колумбайновского» акта в российской школе (5 сентября 2017 года), от массовых (многомиллионных!) пабликов ВКонтакте до закрытых (на данный момент) каналов в Телеграме.

Яна Амелина

«Но почему же эти телеграм-каналы внезапно (и практически одномоментно, примерно в середине июля) перешли в закрытый режим, тогда как еще недавно были доступны всем желающим? Дело в том, что большинство из них (как, кстати, и ряд крупных депрессивно-суицидальных пабликов) модерировалось на Украине. Начало СВО стало для их админов «моментом истины»: в каналах появились прямые призывы совершать массовые убийства в школах и вузах, а также отвлекать внимание властей ложными сообщениями о минировании торговых центров, общественных зданий и т.д. С разъяснением: пока, мол, вы будете это делать, «Маньяки. Культ убийств» (экстремистская пиплхейтерская организация неонацистского толка, также созданная и управляемая с Украины) будет «готовиться к реальным действиям». «Реальные действия» «М.К.У.» - это убийства. В условиях СВО - диверсии и теракты. Мы давно заметили, что «колумбайнерский» и «МКУ-шный» контингенты частично пересекаются, причем «местом встречи» является эдакая эклектичная ультраправая идеология с гитлерофильской составляющей. Но теперь они и сами открыто об этом говорят. Извините, уже закрыто - и что обсуждается сейчас в этих каналах, знают только их участники. Это не «пропаганда», это правда. И огромная угроза национальной безопасности. Надеюсь, это очевидно не только мне», - сказала Амелина.

Она уверена, что даже если бы над раздуванием «колумбайна» в нашей стране не работали внешние силы, на данный момент «мы имеем без преувеличения миллионы индоктринированных этой идеологией молодых людей». Так, пять лет назад слово «колумбайн» в России вообще никто не знал. Разве что кроме очень ограниченного круга лиц,  предметно интересующихся темой массовых убийств. Сейчас оно прочно вошло как в молодежный, так и в экспертный лексикон.

«Все это означает, что проблема «колумбайна» не только не снята с повестки дня, но приобрела особую актуальность. Будем надеяться на наших силовиков», - отметила политолог.

 

Тема захвата и завоевания

Во всех случаях, как правило, «колумбайнерами» бывали подростки с деструктивным поведением. Эксперты отмечают, в основном участниками движения «скулшутинг» являются подростки и юноши в возрасте от 12 до 20 лет, подвергавшиеся постоянному «буллингу».

Факторами, которые могут подтолкнуть детей к колумбайну, могут быть отсутствие внимания родителей к ребенку, постоянные ссоры с членами семьи, трудности ребенка в общении со сверстниками, конфликты с ними и педагогами; интерес ребенка к компьютерным играм, в которых присутствуют сцены насилия, а также его доступ к сайтам и группам в сети Интернет, пропагандирующим идеологию «скулшутинга». К внутренним факторам следует отнести: депрессивное состояние ребенка, внушаемость и ведомость ребенка, психические отклонения у ребенка.

«Я бы обращала внимание на так называемые «красные флажки»: отсутствие друзей в классе, эмоциональная отстранённость ребенка, отсутствие доверительных отношений со взрослыми. Отдельно обращаем внимание на детей, которые подвержены «буллингу». Повышенная болезненность или наличие тяжелых или неизлечимых заболеваний, что-то, что сталкивает человека с постоянной смертью, либо внешнее проявление интереса к смерти, убийствам. Этот перечень может включать порядка 50 маркеров, на которые стоит обращать внимание. Но это совсем не значит, что при наличии этих маркеров, мы точно говорим о том, что молодой человек может быть «колумбайнером», - говорит детский и подростковый психолог Алена Рамонова.

Алена Рамонова

В отдельную  категорию, по ее мнению, попадают малоэмоциональные подростки или, напротив, у которых эмоциональность ярко выражена. Например, к животным он очень сильно, ярко проявляет любовь, а к людям - вообще никаких чувств.

«Что их толкает на преступление? Дисфункция мозга толкает. Если говорить о психологической составляющей, то это некоторая незрелость, озлобленность и, можно сказать, человек не счастливый, а от того, что мне плохо, я пытаюсь сделать плохо тем, кто меня окружает. Или способ привлечения внимания, что тоже достаточно часто встречается. Способ сообщить о своем состоянии, что мне плохо, крик о помощи», - объясняет психолог Рамонова.

По ее словам, больше всего подвержены этому явлению дети, которым надо привлекать внимание и у которых нет надежной привязанности к взрослым, стабильных доверительных отношений с ними. Но что делать, если в окружении ребенка кто-то проявляет интерес к идеям «колумбайна»? Психологи в таком случае советуют не паниковать. Необходимо попробовать поговорить с ребенком, спросить, что именно его в этом привлекает. Узнать, что вызывает в нем злость в той же школе.

«Если вы заметили нездоровый интерес у своего ребенка, значит, у него в группе риска есть как минимум один друг, и эта уже та привязанность, которая может стать спасительной для него. Паниковать не стоит, нужно дать максимум информации этому ребенку не о скулшутинге, а о том, как ему справляться с тем, что ему не нравится, где ему искать поддержки. Обычно дети группы риска не обращаются за помощью и не задают вопросы. Для подростка, особенно на фоне бушующих гормонов, понятен интерес, тем более сейчас практически во всех компьютерных играх - темы захвата и завоевания», - пояснила психолог Рамонова.

В Северной Осетии родители трудных подростков стали достаточно часто обращаться за психологической помощью для своих чад.

«И для меня это хорошая тенденция. Потому что родители обращают внимание на то, что происходит с их детьми. Понимают, в какие моменты перестают с ними справляться. И запросы: «сделайте моего ребенка удобным» переходят в серию «что мне надо сделать, чтобы поддержать и устоять самому в этот сложный подростковый момент и помочь выстоять своему ребенку?». У нас в социуме сильно табуирована тема с агрессией. Хотя она одна из жизненно необходимых тем. Ее же можно созидательно на что-то направлять - в ней много силы, можно ее направить в конструктивное русло», - отметила психолог.

Агьдау – как защита?

Северная Осетия под защитным «антиколумбайнским» колпаком. А колпак этот – ни что иное, как наши традиции. Но насколько они крепки - другой вопрос.

«Северная Осетия, как и все северокавказские республики, имеет свою специфику. Во многом нас спасает то, что традиционное общество еще не полностью разрушено, и отчасти сдерживает некоторые деструктивные проявления, - говорит в продолжении темы Яна Амелина. - Однако от глобализации никуда не деться. Социальные сети разносят заразу. За последние годы несколько наших ребят, пристально интересовавшихся «колумбайном», попали в поле зрения правоохранительных органов. Нельзя сказать, что в Осетии много потенциальных «колумбайнеров», но почва для их появления, подготовленная соответствующими пабликами и каналами соцсетей, имеется. Точно так же, как и в любом другом субъекте страны. Учитывая ключевое геополитическое значение нашей республики, следует ожидать, что в покое Осетию не оставят».

И если угроза, хоть и небольшая, все же существует, мы полагаемся на правоохранительные органы. По словам сотрудника центра по противодействию экстремизму МВД Северной Осетии Олега Туаева, выявление признаков возможного скулшутинга в образовательных учреждениях вещь достаточно сложная. И в помощь должны прийти люди, которые находятся рядом с детьми. Именно благодаря педагогическому  наблюдению, мониторингу социальных сетей подростков родителями можно заметить склонность к деструктивному поведению и предотвратить возможные преступные помыслы.

Ильназ Галявиев, фото: mk.ru

«Если вдруг ваш ребенок рассказал ему о том, что его друг или одноклассник проявляет заинтересованность опасной идеей, необходимо уведомить органы внутренних дел. В таком случае с подростком поговорить инспектор по делам несовершеннолетних, изучит личность, увлечения, наличие аккаунтов в социальных сетях и т.д. Кроме того, привлекут педагогов-психологов, психиатров и детских неврологов», - пояснил Олег Туаев.

После кровавых преступлений в Казани и Перми в обществе стали подниматься вопросы усиления охраны школ, вплоть до того, чтобы отдать эти функции на откуп Росгвардии. Генеральный директор Северо-Кавказского оружейного центра «Горец» и депутат парламента 6-го созыва Фуад Кязымов считает, что охрану таких значимых социальных объектов, особенно с пребыванием детей, должны осуществлять профессиональные охранники. Но даже им будет тяжело в ситуации с появившемся «колумбайнером», поскольку школьным чоповцам не разрешено носить оружие, даже травматическое. Все потому что постановлением правительства РФ запрещено ношение оружия и спецсредств в образовательных учреждениях. А нынешние школьные охранники, к тому же, в подавляющем большинстве люди в возрасте, едва ли смогут оказать достойное сопротивление вооруженному человеку.

«Какой-нибудь склад и ювелирный магазин можно охранять с оружием, а детей нет. Давайте признаем, что в школьные охранники идут, потому как пенсии не хватает. Пенсионеры или предпенсионеры. А тут появляется больной подросток наперевес с ружьем, и вот что должен делать этот дядечка? Для начала неплохо было бы увеличить расходы на физическую охрану школ, чтобы можно было нанимать молодых охранников», - считает Кязымов.

Не стоить винить и людей, которые продают оружие, в том числе и «колумбайнерам». Ведь как правило, у них бывает разрешение на него. Здесь больше вопросов вызывают специалисты, освидетельствовавшие потенциального убийцу как здорового.

При этом он отметил, что закон об оружии очень продуманный, сбалансированный до мелочей. А все проблемные моменты возникают из-за человеческого фактора, когда неквалифицированный врач-психиатр не распознает угрозы в человеке и выписывает ему справку, с которой он может получить разрешение на ношение оружия.

Собеседник «ОсНовы» в правоохранительных органах рассказал, что в данном случае первостепенная задача охранника не вступать в неравную схватку, а заблокировать доступ в школу, обеспечить эвакуацию учеников и, конечно, оперативно уведомить полицию.

Многое в подобных ситуациях зависит и от простых граждан, которые невольно могут стать свидетелем готовящегося преступления. Казанская трагедия – это как история гражданской беспечности: «колумбайнер» Галявиев в маске спокойно шел в школу с ружьем в руках, махая встретившимся людям. Однако никто из них не сообщил в полицию о подозрительном человеке. А ведь своевременный звонок мог пресечь трагедию. Поэтому элементарная гражданская бдительность, даже если впоследствии окажется мнимой, мягко говоря, будет совсем не напрасной.  

Наталья Цховребова
Добавляйте ОсНову в список своих источников —
рекомендуем
 
06/10
06/10
06/10
06/10
06/10
06/10
06/10
06/10
06/10
06/10
06/10
06/10
06/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
05/10
04/10
04/10
04/10
04/10
04/10
04/10